Древне-Русский духовник

С.И. Смирнов, Древне-Русский духовник. Исследование с приложением: Материалы для истории древне-русской покаянной дисциплины. - М.,
1913

Содержание

Предисловие

Сокращения

Введение

ГЛАВА I. Организация древне-русского духовничества

ГЛАВА II. Нравственное и бытовое положение духовника

ГЛАВА III. Житейское положение и официальная роль духовника

ГЛАВА IV. Нравственное миросозерцание духовнина по Вопрошанию Кирика

ГЛАВА V. Учительная деятельность древне-русского духовника

ГЛАВА IV, Дисциплинарная деятельность духовника

ГЛАВА VII. Русские духовники и раскол старообрядства

ПРИЛОЖЕНИЯ

Добавления и поправки

Добавления и поправки в Материалах для истории древне-русской покаянной дисциплины

Опечатки и недосмотры в Указателе к Текстам и в Оглавлении

Опечатки

OCR
Глава У. Учительная дѣятельность древне-русскаго духовника. Учительная обязанность древне-русскаго духовника.—Взглядъ на него церкви какъ иа
учителя народа.—Духовники невѣжды.—Учительные духовники (преп. Аврамій Смолен¬
скій, Кириллъ Бѣлозерскій, Пафнутій Боровскій, Іосифъ Волоколамскій, Даніилъ Перея¬
славскій).—Письменныя произведенія древне-русскихъ духовниковъ.—Посланія и по¬
ученія духовнымъ дѣтямъ.—Общія духовническія поученія.—Посланія объ епитиміяхъ преп. Іосифа Волоколамскаго. Высокое положеніе духовника древней Руси въ покаяльной семьѣ
требовало отъ него значительнаго умственнаго и образовательнаго ценза.
Врачъ больной человѣческой совѣсти и примиритель грѣшника съ Богомъ,
непререкаемый авторитетъ для своихъ духовныхъ дѣтей и передовой вождь
ихъ къ небу, древне-русскій духовникъ долженъ былъ являться пастыремъ
выдающихся дарованій, опытности я книжности. Въ древнихъ постано¬
вленіяхъ объ исповѣди такой идеалъ духовнаго отца рисуется очень ясно:
ото™„мудрый поттъ", священникъ трезваго ума, смыслекиый, и разум¬
ный, „часто почитающій книги святыя", „хитрый книгамъ", „мудрый въ
ученіи книжномъ" и вообще „наказанный въ писаніи"1). Учительная
обязанность духовника была неразрывно связана съ его должностью. Прежде
всего, исповѣдь въ древней Руси представляла собою не только сакраме¬
нтальный актъ, но и назидательное собесѣдованіе. Она предварялась сво¬
бодной бесѣдой духовника съ покаяльнымъ сыномъ и предъисповѣднымъ
увѣщаніемъ, сопровождалась исповѣдь поученіемъ2). Духовникъ же чи¬
талъ' поученіе и при вѣнчаніи своихъ дѣтей. ІТри постоянномъ об¬
щеніи съ духовными дѣтьми у древне-русскаго духовника были часты
случаи, когда они требовали отъ него руководства или назиданія.
Въ началѣ говѣнья духовныя дѣти шли къ отцамъ спрашивать о пищѣ
и о поклонахъ, и отцы излагали имъ требованія церковнаго устава;
писали „дѣтямъ, въ постъ идущимъ" поученія; поучали духовныхъ
дѣтей и по пріобщеніи св. Таинъ3). Станетъ готовиться древне¬ *) Р. И. Б. VI, 835—6, 846; Алмазовъ, III, 267. Сборникъ ХУІ в. Вол. Б-ки
№ 521, л. 285. Пинкова, Опис. Сборн. И. П. Б-ки, 376- Ср. Р. И. Б. VI, 913: „поуче¬
ній божественныхъ писаній имѣя всегда, нреданіа извѣстно испытуя апостольскихъ пра¬
вилъ, догматомъ исправленіе*4... 2) Алмазовъ, I, 449—470. 3) Слово св. Отецъ о постахъ. Прав. Собес. 1858, I, 158—59; Пономаревъ, Па¬ мятники, Ш, 62. Тексты, ХЫП; ХЬѴ".