Древне-Русский духовник

С.И. Смирнов, Древне-Русский духовник. Исследование с приложением: Материалы для истории древне-русской покаянной дисциплины. - М.,
1913

Содержание

Предисловие

Сокращения

Введение

ГЛАВА I. Организация древне-русского духовничества

ГЛАВА II. Нравственное и бытовое положение духовника

ГЛАВА III. Житейское положение и официальная роль духовника

ГЛАВА IV. Нравственное миросозерцание духовнина по Вопрошанию Кирика

ГЛАВА V. Учительная деятельность древне-русского духовника

ГЛАВА IV, Дисциплинарная деятельность духовника

ГЛАВА VII. Русские духовники и раскол старообрядства

ПРИЛОЖЕНИЯ

Добавления и поправки

Добавления и поправки в Материалах для истории древне-русской покаянной дисциплины

Опечатки и недосмотры в Указателе к Текстам и в Оглавлении

Опечатки

OCR
ГЛ. IV. НРАВСТВВН. МІРОСОЗКРЦ. ДУХОВНИКА НО ВОПРОШашН) КИРИКА. ІЗІ ихъ неизвѣстные авторы и редакторы стояли на степени развитія Ки¬
рика. И понятно. Они пользовались тѣми же самыми сомнительными источ¬
никами, которые были подъ руками новгородскаго духовника, іедторые
осуждала церковная власть въ лицѣ архіеп. Нифонта, но не успѣла
изъять изъ употребленія. Вопрошаніе Кирика, какъ говорилось выше, и
само по себѣ становится руководствомъ: помѣщается въ кормчія, въ пока¬
янные номоканоны, замѣтно вліяетъ на каноническую письменность древ¬
ней Руси, главнымъ образомъ покаянной. Нѣкоторые исповѣдные вопросы
въ древнихъ требникахъ навѣяны Вопрошаніемъ Кирика *). Но главное,^
ір этой письменности проходитъ красною нитью основная идея міровоззрѣнія
Кирика о физической чистотѣ.—Насколько типично міросозерцаніе Кирика,
можетъ свидѣтельствовать слѣдующій фактъ. Мы знаемъ, что его Вопр'оіда-
яіе представляетъ нѣсколько вопросовъ, относительно которыхъ'* мнѣніе
автора совершенно расходилось съ воззрѣніями его епископа. И вотъ, слѣдя
за судьбой этихъ вопросовъ въ нашихъ еіштимейникахь и другихъ памят¬
никахъ, мы видимъ, что взгляды Кирика переживаютъ воззрѣнія его вла¬
дыки. Для примѣра возьмемъ вопросъ о половомъ воздержаніи въ великій
постъ. Кирикъ его проповѣдывалъ, думая, что можно допускать къ при¬
чащенію только проведшихъ чисто все говѣнье, а Нифонтъ осуждалъ та¬
кой взглядъ. Послѣ Нифонта и архіеп. Илія вооружался противъ этого
мнѣнія, распространеннаго среди новгородскаго духовенства, обращаясь не
безъ ироніи къ священникамъ: „а вы, попове будуче, оже въсхощете слу-
жйти коли, тъ чи на много диій отлучаетеся отъ доиадій своихъ? “* 2)Между
тѣмъ исповѣдные вопросы и другія статьи послѣдующаго времени повто¬
ряютъ взглядъ Кирика. Подобное же торжество его воззрѣній надъ
взглядами владыки Нифонта мы видѣли и въ исторіи вопроса о замѣнѣ
егштиміи литургіями. Очевидно, для древне-русскаго духовника были не
по плечу воззрѣнія Новгородскаго епископа XII в. И въ „уставѣ блажен¬
наго Нифонта", какъ называли въ древности Вопрошаніе, онъ считалъ
для себя болѣе обязательными мнѣнія Кирика. Взятое въ связи съ другими памятниками покаянной письменности,
обращавшейся въ древней Руси, Вопрошаніе Кирика показываетъ, что
основныя черты міровоззрѣнія древне-русскаго духовника опредѣлились
такъ же рано, какъ и его общественное положеніе—еще въ XII вѣкѣ и
остались въ такомъ видѣ до конца древне-русской исторіи. Эта неподвиж¬
ность понятій въ продолженіе ряда вѣковъ сообщила замѣчательную проч¬
ность работѣ духовника. И теперь въ нашемъ народѣ, по крайней
мѣрѣ, тамъ, гдѣ еще сильна церковная дисциплина, можно отыскать не г) „Не бил ди ся яйцы (зіс)“? „Не поташа лп еси красными яйцами въ зубы*1?
Алмазовъ, III, 181. Епитимейники вооружаются противъ обычаевъ, намѣченныхъ В опро-
шаніемъ: противъ обычая священниковъ мыться передъ службой (Саввы, ст. 11: Алма¬
зовъ, 277), обычая женщинъ привораживать извѣстнымъ образомъ мужчинъ. Иліи ст.
14; Алмазовъ, 155, 160 167, 168, 242, 282 и пр, 2) Р. Й. Б. VI2, 366, ст. 18. Ср. Замѣтки„ § 14, і.