Древне-Русский духовник

С.И. Смирнов, Древне-Русский духовник. Исследование с приложением: Материалы для истории древне-русской покаянной дисциплины. - М.,
1913

Содержание

Предисловие

Сокращения

Введение

ГЛАВА I. Организация древне-русского духовничества

ГЛАВА II. Нравственное и бытовое положение духовника

ГЛАВА III. Житейское положение и официальная роль духовника

ГЛАВА IV. Нравственное миросозерцание духовнина по Вопрошанию Кирика

ГЛАВА V. Учительная деятельность древне-русского духовника

ГЛАВА IV, Дисциплинарная деятельность духовника

ГЛАВА VII. Русские духовники и раскол старообрядства

ПРИЛОЖЕНИЯ

Добавления и поправки

Добавления и поправки в Материалах для истории древне-русской покаянной дисциплины

Опечатки и недосмотры в Указателе к Текстам и в Оглавлении

Опечатки

OCR
130 ГЛ. IV. НРАВСТВЕН. МІРОСОЗЕРД. ДУХОВНИКА ПО ВОПРОШАНІЮ КИРИКА. жизни народа: его половую распущенность, неразборчивость въ пищѣ.
Припомнимъ, что лѣтописецъ съ этихъ именно сторонъ (да еще со стороны
языческихъ обрядовъ погребенія) описываетъ обычаи ш нравы славянскихъ
племенъ русской равнины1). Церковь взяла на себя задачу устроить бытъ
народа на новыхъ каноническихъ началахъ, создать христіанскую семью,
привить къ жизни церковный уставъ о пищѣ. Самая строгая регламен¬
тація христіанскихъ обязанностей была необходима и для вѣрующихъ и
для ихъ непосредственныхъ руководителей, каковыми являются духовники.
Вопрошаніе Кирика и охватываетъ рядъ задачъ и вопросовъ времени: вотъ
почему оно много трактуетъ о пищѣ и наполнено нецензурными подроб¬
ностями о половой жизни2); его ближайшая задача уяснить церковную
дисциплину во всѣхъ ея деталяхъ. Вся философія Кирика, хотя она и
заимствована со стропы, очень подходила къ кругу его обязанностей, со¬
стояла изъ ближайшихъ принциповъ и основъ, осмысливающихъ указан¬
ные вопросы и задачи (идея физической чистоты и номизмъ). Однимъ сло¬
вомъ, невысокое міровоззрѣніе Кирика было воспитано историческимъ мо¬
ментомъ, въ который онъ жилъ, и было прямымъ отвѣтомъ на вопросъ вре¬
мени. Судя о Кирикѣ, надо повторить слова Новгородскаго архіеп. Иліи,
сказанныя въ извиненіе первыхъ новгородскихъ священниковъ: „сами бо
вѣдаете, оже и святіи Апостоли, егда учаху люди на вѣру, то не тяжкы
заповѣди заповѣдаху людемъ, нъ токмо глаголаху: „хранитеся, братіе, отъ
кровояденія и отъ мертвьчіны и онъ давльнины и отъ блудаае(. И намъ
кажется, историку христіанской этики можно рекомендовать твореніе Ки¬
рика, какъ цѣнный источникъ для изученія моральныхъ идей, присущихъ
народу въ началѣ его христіанской исторіи. Но міровоззрѣніе, развитое въ Вопрошаиіи новгородскихъ духовни- .
ковъ XII стр#., имѣло на Руси распространеніе болѣе обширное но вре¬
мени и мѣсту. Кирикъ типъ. Степень его развитія и характеръ міросозер¬
цанія свойственны древне-русскому духовнику всѣхъ послѣдующихъ вѣковъ.
Всматриваясь въ произведенія послѣдующихъ духовниковъ древней Руси, мы
видимъ то же самое міросозерцаніе: та же точная регламентація житейскаго
обихода вѣрующаго, та же ревнивая охрана христіанской святыни отъ нечи¬
стаго человѣка, то же безусловное значеніе поста и тотъ же формально-юри¬
дическій характеръ христіанскаго подвига. Незамѣтно или почти незамѣтно
здѣсь прогресса: міросозерцаніе, пригодное для новообращеннаго народа,
продержалось, къ сожалѣнію, слишкомъ долго— цѣлыхъ семь столѣтій.— У древне-русскаго духовника были свои > руководства, такъ называемые
епитямейники. Присматриваясь къ этимъ .руководствамъ, мы замѣчаемъ, что *) Въ Оловѣ еъ именемъ Златоуста противъ двоевѣрныхъ христіанъ говорится:
„кумирьскую жертву ядять и кровь и удавленину и звѣремъ уядено и птицами угаѣтено№.
Лѣт. р. Лит. XV, 109; ср. Пономаревъ, Памятники, ЛИ, 239- О плотской невоздержности
см. Кирика, 67 и 68. 2) У Кирика есть также стааъи, описывающія тогдашній семейный строй русскихъ
христіанъ: 69, 70, 92 и 93.