Древне-Русский духовник

С.И. Смирнов, Древне-Русский духовник. Исследование с приложением: Материалы для истории древне-русской покаянной дисциплины. - М.,
1913

Содержание

Предисловие

Сокращения

Введение

ГЛАВА I. Организация древне-русского духовничества

ГЛАВА II. Нравственное и бытовое положение духовника

ГЛАВА III. Житейское положение и официальная роль духовника

ГЛАВА IV. Нравственное миросозерцание духовнина по Вопрошанию Кирика

ГЛАВА V. Учительная деятельность древне-русского духовника

ГЛАВА IV, Дисциплинарная деятельность духовника

ГЛАВА VII. Русские духовники и раскол старообрядства

ПРИЛОЖЕНИЯ

Добавления и поправки

Добавления и поправки в Материалах для истории древне-русской покаянной дисциплины

Опечатки и недосмотры в Указателе к Текстам и в Оглавлении

Опечатки

OCR
ГЛ. IV. ИРАВОТВЕН. ШГОСОВКРЦ. ДУХОВНИКА ПО В О ПРОШ А НПО КИРИКА. 120 вѣровалъ языческимъ божествамъ (Роду и роженицамъ), шумно справлялъ
языческіе праздники (туры, лодыги, колядницы) и обращался къ волхвамъ1).
Въ семейной жизни царили языческія формы брака: умычка, приводъ
невѣсты и простое сожитіе, безъ благословенія церкви съ рабынями и
свободными. Въ пищѣ была полная неразборчивость2). Такимъ образомъ
нашихъ новгородскихъ духовниковъ мы видимъ при самомъ началѣ хри¬
стіанизаціи края. И странно было бы ожидать отъ низшаго церковнаго дѣя¬
теля этого историческаго момента возвышеннаго этическаго міросозерцанія.
Откуда ему явиться и куда можно было его' приложить? Народъ не усво¬
илъ бы высокой христіанской морали. Между тѣмъ задача времени со¬
стояла въ томъ, чтобы точно регламентировать христіанскія обязанности
новокрещенныхъ вѣрующихъ. Церковь рсудила и отвергла языческій образъ еще не была готова, а между тѣмъ наступалъ вечеръ. Епископъ говоритъ: „уже солнце
заходитъ: заутра похоронимъ егоV Но тогда случилось чудо: солнце стало на одномъ
мѣстѣ и дождалось, пока „сравняли камень и вложили князя въ могилу". Пам. Др. Пнсь-
мен. ХСѴПІ, 17, 26. Хр. М. Дрпарева, Опис. ркп. Обіц. Люб. Др. П. I, 367. Намекъ на тотъ
же обычай даетъ Ипатьевская лѣтопись подъ 1288 г. при разсказѣ о похоронахъ кн. Вла¬
димира Василысовича.' Преставился онъ въ Любомлѣ, а оттуда привезенъ былъ во Вла¬
диміръ Волынскій, и „ноставиша и на санѣхъ во церкви, зане бысть поздно"; затѣмъ
его погребли. Инат. Л., 604; П. С. Р. Л. И, 220. Отступая отъ господствовавшаго обы¬
чая, ирей. Ѳеодосій Печерскій завѣщалъ: „въ ночь похороните тѣло мое", что и исполнили
его ученики. Лавр. Л.3, 183. Однако трудно сказать о мотивахъ этого распоряженія:
можетъ быть, подвижникъ распорядился до смиренію, не желая создавать торжественности
своимъ похоронамъ. Жотоштинъ передаетъ о погребеніи русскихъ царей ночью: „Горе
тогда люденъ, будучимъ при томъ погребеніи, потому что погребеніе бываетъ въ ночи, а
народу бываетъ многое множество". О Россіи въ царствованіе Алексѣя Мих.2, 17. Но это,
повидимому, единственныя извѣстія. Во время осады Троицкой лавры поляками среди
осажденныхъ развились заразныя болѣзни, такъ что одинъ изъ монастырскихъ храмовъ
былъ постоянно полонѣ трупами; но и при такихъ крайнихъ обстоятельствахъ, по свидѣ¬
тельству Аврамія Палицыиа, „никогда же нощію съ вечера не отпѣвали умершихъ". Такъ
проченъ былъ обычай. Сказаніе объ осадѣ Троицкаго Сергіева монастыря, М. 1822,
стр. 159. Потомъ, Арсеній Сухановъ, дѣятель половины ХѴЦ в., еще справлялся
на Востокѣ, у тамошнихъ іерарховъ: „достоить ли ногребати мертваго.... но захожденіи
солнца"? И получилъ отвѣтъ, что можно погребать „и но захожденіи солнца и въ ночи".
С. А. Бѣлокуровъ, Арсеній Сухановъ, 2 ч., 1 в., стр. 125; то же самое въ Промшиитаріи, Каз.
изд., 52 стр. Е. В. Барсовъ (Причитанія сѣв. края, I, 306) свидѣтельствуетъ, что и до сихъ поръ
на сѣверѣ хоронятъ мертвецовъ до захода солнца. Параллельное явленіе у пермяковъ.
„Опуская умершаго въ могилу, открываютъ крышку гроба, чтобы покойникъ взглянулъ
на свѣтъ послѣдній разъ" (хоронятъ безъ священника). И. Смирнова Пермяки, Казань,
1891, стр. 242. „Во многихъ Волошскихъ деревняхъ никого не хоронятъ до полдня, по¬
тому что родные умершаго хотятъ направить его душу къ ея цѣли вмѣстѣ съ отхо¬
дящимъ на покой солнцемъ. Они боятся, что душа покойника, похороненнаго въ то
время, когда солнце еще идетъ вверхъ, заблудится и станетъ жертвою какого нибудь
рыщущаго вампира". Потебня, О миѳическомъ значеніи нѣкоторыхъ обрядовъ и повѣрій.
, Пт. Общ. И. и Др. 1865, И, 34. Въ связи съ описаннымъ предразсудкомъ стоитъ другой:
послѣ захода солнца не давали изъ дома огня, сосуда и под. Тексты, XXXV, 1; ср.
исповѣдной вопросъ женамъ и дѣвицамъ: „или по захожени солнца не дава чего изъ
дому"? Алмазовъ, ПІ, 167. х). Поученіе Иліи, ст. 18. Кирика, ст. 33. 2) Поученіе Иліи, ст. 19. Кирика, стт, 69—70; 89, 90,