Древне-Русский духовник

С.И. Смирнов, Древне-Русский духовник. Исследование с приложением: Материалы для истории древне-русской покаянной дисциплины. - М.,
1913

Содержание

Предисловие

Сокращения

Введение

ГЛАВА I. Организация древне-русского духовничества

ГЛАВА II. Нравственное и бытовое положение духовника

ГЛАВА III. Житейское положение и официальная роль духовника

ГЛАВА IV. Нравственное миросозерцание духовнина по Вопрошанию Кирика

ГЛАВА V. Учительная деятельность древне-русского духовника

ГЛАВА IV, Дисциплинарная деятельность духовника

ГЛАВА VII. Русские духовники и раскол старообрядства

ПРИЛОЖЕНИЯ

Добавления и поправки

Добавления и поправки в Материалах для истории древне-русской покаянной дисциплины

Опечатки и недосмотры в Указателе к Текстам и в Оглавлении

Опечатки

OCR
116 ГЛ. IV. НРАВСТВЕН. МІР0С03ЕРЦ. ДУХОВНИКА ПО ВОПРОШАНПО КИРИКА. и безсистемнымъ руководствомъ, рано вызывали его передѣлку съ попыт¬
кой расположить статьи систематически, по трактуемымъ въ нихъ вопро¬
самъ. Такъ получилась особая редакція Вопрошанія Кирика, встрѣчающа¬
яся въ каноническихъ сборникахъ и отличная отъ редакціи обычной,
помѣщавшейся въ кормчихъ1). Теперь мы посмотримъ, какой общей мыслью проникнуты записки
новгородскаго духовника XII вѣка, какъ Кирикъ понималъ дѣло, которому
служилъ, т.-е.: 1) въ чемъ онъ полагалъ сущность нравственной жизни
вѣрующаго, стражемъ которой былъ поставленъ; 2) какъ смотрѣлъ на
человѣческій грѣхъ, который въ качествѣ духовнаго отца онъ принималъ
на свою душу; и 3). какія средства противъ грѣха онъ рекомендовалъ
или предписывалъ своимъ духовнымъ дѣтямъ. У Кирика были очень ясные отвѣты на эти вопросы, было опредѣ¬
ленное этическое міросозерцаніе. Въ его основѣ лежитъ идея чистоты,
понимаемой почти исключительно въ внѣшнемъ, физическомъ смыслѣ.
Сущность нравственныхъ обязанностей христіанина Кирикъ видитъ глав¬
нымъ образомъ въ его отношеніяхъ къ христіанской святынѣ. Его взглядъ
развивается такимъ образомъ. На нашу грѣшную землю явилась святая
церковь и принесла съ собой святыню таинствъ, храма и всѣхъ предме¬
товъ богослужебнаго употребленія. А между тѣмъ человѣкъ нечистъ и
можетъ осквернить святыню; источникъ нечистоты его въ плоти. Отсюда
у Кирика возникаетъ двѣ задачи: первая--сохранить отъ человѣческой
скверны христіанскую святыню, тѵ-е. помочь человѣку избѣжать грѣха; и
вторая—получить прощеніе за грѣхъ, разъ онъ произошелъ. Кирикъ думалъ,
что церковь имѣетъ (или, по крайней мѣрѣ, должна выработать) такую,
норму, подъ которую можно подвести всю жизнь человѣка во всѣхъ по¬
дробностяхъ ея в мелочахъ, и что противъ всѣхъ нарушеній понимаемой
имъ по своему христіанской нравственности, съ которыми приходится
считаться духовнику, въ церкви опредѣлено точное наказаніе. Съ его
точки зрѣнія нѣтъ дѣйствій безразличныхъ въ нравственномъ отношеніи
даже въ житейскомъ обиходѣ. Его безпокоилъ, напримѣръ, вопросъ о
томъ, что можно согрѣшитъ, сшивъ одежду изъ недозволеннаго матеріала;
и въ свое Вопрошаніе оиъ записалъ, что это безралично,—можно ходить
и въ медвѣжинѣ2). Между тѣмъ вопросы общественной морали почти не * 8г) Особая редакція Вопрошанія издается нами: Тексты, I; Замѣтки, § 3. 8) Ст. 91. Въ южно-славянскомъ „Правилѣ о вѣрующихъ въ гады“, принадлежащемъ,
по нашему мнѣнію, Аѳанасію, мниху іерусалимскому, есть статья: „Аще кто носить кожу
коньску на себѣ или ослею, да, не входитъ въ церкву, ну да стоятъ внѣ съ женами1'.
Тексты, XXV, 49. Но связи съ статьей Кирика не замѣтно.—Мысль о подобной нормѣ
для жизненнаго обихода христіанина превосходно выражается въ „Поученіи Моисея о
безвременнѣмъ пьянствѣ11. Поученіе это покойный А. Поновъ приписывалъ Моисею,
архіепископу Новгородскому (ѣ 1362). Акад. А. И. Соболевскій, приписываетъ Поученіе
игумену Антоніева новгородскаго монастыря Моисею (Д 1187). „Богъ вложилъ есть всякое