Древне-Русский духовник

С.И. Смирнов, Древне-Русский духовник. Исследование с приложением: Материалы для истории древне-русской покаянной дисциплины. - М.,
1913

Содержание

Предисловие

Сокращения

Введение

ГЛАВА I. Организация древне-русского духовничества

ГЛАВА II. Нравственное и бытовое положение духовника

ГЛАВА III. Житейское положение и официальная роль духовника

ГЛАВА IV. Нравственное миросозерцание духовнина по Вопрошанию Кирика

ГЛАВА V. Учительная деятельность древне-русского духовника

ГЛАВА IV, Дисциплинарная деятельность духовника

ГЛАВА VII. Русские духовники и раскол старообрядства

ПРИЛОЖЕНИЯ

Добавления и поправки

Добавления и поправки в Материалах для истории древне-русской покаянной дисциплины

Опечатки и недосмотры в Указателе к Текстам и в Оглавлении

Опечатки

OCR
ГЛ. IV. НРАВСТВЕН. МІРОСОЗЕРЦ. ДУХОВНИКА ПО ВОПРОШАНІЮ КИРИКА. П5 воспретилъ ѣсть задохнувшуюся въ силкѣ дичь. Таковъ отвѣтъ Ни¬
фонта. Но Кирикъ передаетъ вслѣдъ за тѣмъ происшествіе изъ жизни
владыки. Однажды принесли ему тетеревину для пира, а онъ приказалъ
бросить ее черезъ тынъ и сказалъ при этомъ: „и причащаться то нельзя,
ея поѣвши"1). Однимъ словомъ, отношенія между епископомъ Нифонтомъ
и Кирикомъ можно назвать прекрасными. Кирикъ—усердный и предан¬
ный сотрудникъ своего энергичнаго владыки. •Плодомъ бесѣдъ Кирика съ своимъ владыкой и другими церковными
дѣятелями, наблюденій надъ современной жизнью и начитанности въ то¬
гдашней канонической и апокрифической письменности и было его Вопро-
шаніе. Заглавіе памятника не совсѣмъ точно. Здѣсь содержатся не одни
вопросы, хотя ихъ большая часть, но вмѣстѣ съ тѣмъ—положенія, неиз¬
вѣстно откуда взятыя, или выписки изъ нужной книги. Вонрошаніе Кирика
представляетъ собою рядъ предварительныхъ замѣтокъ и набросковъ въ
памятной книжкѣ дѣлового человѣка, на что указываетъ самъ его авторъ
въ одной статьѣ: „се же написахъ не яко творити все то, но разума ради,
ци коли ся таково пригодить"2). Вѣроятно, статьи заносились хроноло¬
гически по мѣрѣ того, какъ Кирикъ добывалъ по вопросу точное указаніе,
и не приводились въ систему. Оттого памятникъ отличается небрежностью,
или точнѣе, черновымъ характеромъ своей редакціи. Короткія замѣтки
чередуются здѣсь съ изобразительными сценами; объ одномъ и томъ же
предметѣ трактуется въ разныхъ мѣстахъ памятника, иногда не совсѣмъ
согласно3). Въ распредѣленіи матеріала нѣтъ никакого порядка; если же
встрѣчаются рядомъ статьи по извѣстному вопросу, то это происходило, навѣр¬
но, отъ того, что бесѣда вертѣлась около одного предмета и записывалась въ
главныхъ чертахъ4 *). Вопроійаніемъ пользовались въ древности какъ
„уставомъ блаженнаго Нифонта", хотя, конечно, Новгородскій владыка не
авторизовалъ, такъ сказать, своихъ рѣшеній у Кирика; пользовались сна¬
чала, вѣроятно, въ одной Новгородской епархіи; но послѣ того, какъ Вопро-
шаніе попало въ Новгородскую кормчую (не позднѣе конца XIII в.), имъ
стали руководиться и въ другихъ епархіяхъ Руси. Этого мало, его при¬
равнивали къ церковнымъ канонамъ. Въ одномъ древнемъ каноническомъ
памятникѣ Вонрошаніе названо „отеческими правилами"6). Не мудрено,
что оно послужило обильнымъ матеріаломъ для неизвѣстныхъ древне-рус¬
скихъ составителей каноническихъ статей съ громкими заглавіями,—
„правила св. Апостолъ, св. Отецъ или св. соборовъ". Вѣроятно, тѣ неудоб¬
ства, съ какими было сопряжено пользованіе этимъ довольно обширнымъ і) Ст. 87—88. Ор. ст. 50, см. выше, сгр. 114, пр. 4. *) От. 38. 3) От. 29 и 77; 31 и 60; 57 и 72. 4) Напримѣръ, отдѣлъ о погребеніи, ста. 51—55; о причащеніи, ста. 56—63; о проступкахъ духовныхъ лицъ, ста. 77—84; о пищѣ, ста. 85—90; о просфорахъ, ста. 98—*
100. Подобное можно сказать и о Савиныхъ главахъ,—ста. 8—12, 14—15. ь) Правило „Аще двоженецъ", Тексты, XI, 24; ср. Вопр. Кир., 58 ст.