Древне-Русский духовник

С.И. Смирнов, Древне-Русский духовник. Исследование с приложением: Материалы для истории древне-русской покаянной дисциплины. - М.,
1913

Содержание

Предисловие

Сокращения

Введение

ГЛАВА I. Организация древне-русского духовничества

ГЛАВА II. Нравственное и бытовое положение духовника

ГЛАВА III. Житейское положение и официальная роль духовника

ГЛАВА IV. Нравственное миросозерцание духовнина по Вопрошанию Кирика

ГЛАВА V. Учительная деятельность древне-русского духовника

ГЛАВА IV, Дисциплинарная деятельность духовника

ГЛАВА VII. Русские духовники и раскол старообрядства

ПРИЛОЖЕНИЯ

Добавления и поправки

Добавления и поправки в Материалах для истории древне-русской покаянной дисциплины

Опечатки и недосмотры в Указателе к Текстам и в Оглавлении

Опечатки

OCR
Глава IV. Нравственное міросозерцаніе духовника по Вопрошанію Кирика. Свѣдѣнія объ авторахъ Вопрошанія.—Кирикъ: его авторитеты книжные и живые.—
Бесѣды съ епископомъ Нифонтомъ и личныя отношенія къ нему.—Что такое «Вопро-
шаніе»?—Міросозерцаніе Кирика: взглядъ его на сущность нравственной жизни (отноше¬
ніе христіанина къ святынѣ и физическая чистота его), на источники человѣческаго грѣха
(питаніе и половой инстинктъ) и на средства избавленія отъ него (епитимія, литургіи,
сорокоустъ).—Воззрѣнія еп. Нифонта.—Сужденіе о Кирикѣ какъ историческомъ дѣятелѣ. Отъ половины XII столѣтія сохранилось любопытное и своеобразное
произведете трехъ новгородскихъ духовниковъ—Кирика, Саввы и Иліи,
извѣстное подъ именемъ Вопрошатя Кирика1). Этотъ памятникъ изобра¬
жаетъ русскаго духовника глубокой древности съ разныхъ сторонъ: въ его
отношеніяхъ къ епархіальному епископу, въ его нравственно-практическомъ
міросозерцаніи, сложившемся подъ вліяніемъ руководившей его покаянной
письменности, и, наконецъ, въ историческомъ значеніи этого міросозерца¬
нія. Мы разсмотримъ Вопрошаніе Кирика, интересное во многихъ отно¬
шеніяхъ, только съ. указанныхъ сторонъ. *)*) Вопрошаніе Кирика состоитъ изъ трехъ частей. Надішсаніе памятника: „Се есть
въпрашашіе Кюрпково, еже въираша епископа, ноугородьского Нифонта и инѣхъ,“ какъ
увидимъ сейчасъ, относится только къ первой части. Вторая часть надписывается „Са¬
винъ “ (вар. „Савины главы11), третья: „Ильино11 (въ большей части списковъ „Ильино
вытрошаніе11). Первая часть представляетъ въ рукописяхъ сплошной текстъ, вторая и третья
раздѣлены на статьи, при чемъ каждая часть имѣетъ отдѣльный счетъ ихъ. Принято было
прежде думать, что всѣ части памятника принадлежатъ Кирику, какъ автору, что Савва и
Илія были епископами, которыхъ Кирикъ вопрошалъ, какъ Нифонта, и на которыхъ наме¬
каетъ подписаніе памятника („и ииѣхъ“). Въ Иліи видѣли Новгородской) архіепископа
Илію, второго преемника Нифонта (1165 — 1186), но епископа съ именемъ Саввы найти
не удалось не только въ Новгородѣ, но и въ другихъ епархіяхъ того времени. Павловъ,
издавая Вопрошаніе въ Русской Исторической Библіотекѣ (т. VI), высказалъ предпо¬
ложеніе, что Савва и.ЛІлія были таки ни же вопрошателями и духовниками, какъ и Кирикъ,
и что памятникъ представляетъ поэтому соединеніе трехъ однородныхъ произведеній
одного и того же времени и мѣста. А вмѣстѣ соединены они потому, что содержатъ
отвѣты преимущественно одного и того же Новгородскаго владыки Нифонта (1130 — 1156).
Мнѣніе покойнаго канониста болѣе естественно. Въ его пользу говоритъ надписаніс
третьей части памятника: „Илышо въирошаше11 надо понимать согласію съ словами „се
есть въпрашше Кюриково,“ т.-е. -въ Иліи надо видѣть вопрошателя, а нс лицо, къ
которому обращались съ вопросами. На это наводитъ и характеръ редакціи памятника.
У Кирика нѣтъ стремленія разбивать на части свое Вонрошаніе по тѣмъ лицамъ, вопросы
которыхъ записалъ. Онъ спрашивалъ, напримѣръ, митрополита Климента Смолятича и запи¬
салъ цѣлый рядъ его отвѣтовъ (см. но изд. Р. И. В. VI т. стт. 21—38; почему эти отвѣты