Трагедия Новгорода

Скрынников Р.Г. Трагедия Новгорода. -М.: Издательство имени Сабашниковых, 1994. С.188

Противоборство Руси державной и Руси удельно-вечевой — одна из драматических страниц отечественной истории. Жестокое завоевание Новгорода Москвой привело к упадку древнейшего русского города и повлияло на политическую ситуацию в государстве. Анализ этого явления и его последствий составляет содержание книги известного историка.

OCR
Глава 4
политического процесса, получившего наименование «новгородского из-
менного дела». В частности, она обнаруживает один исключительно
интересный факт, до сих пор остававшийся вне поля зрения исследователей.
Оказывается, подлинным героем «новгородского дела» был земский боярин
В. Д. Данилов. В синодике записаны один за другим свидетель обвинения
против новгородских властей А. Савуров, главный новгородский дьяк
А. Безсонов, слуги второго новгородского дьяка К. Румянцева, В. Д.
Данилов со своими людьми, слуги новгородского архиепископа и удельного
князя Старицкого.
Поименованный в синодике Алексей Савуров был одним из первых
новгородских помещиков, арестованных по делу о новгородской измене.
В архиве хранился специальный документ, «привод и опрос Олешки Саву-
рова и человека его Куземки Литвинова, как поймали их в Новегороде
и привели к Москве» 60. Савуровы не имели никакого отношения к знатной
боярской семье Сабуровых. Они были мелкими помещиками, и некоторые из
них служили в Новгороде подьячими.
В. Д. Данилов происходил из знатного старомосковского боярского рода.
Ко времени опричнины он занимал видное положение в земщине. По словам
А. Шлихтинга, он служил «начальником над воинскими орудиями» и в его
ведении находились пушкари 61. На основании этого свидетельства можно
заключить, что боярин Данилов возглавлял Пушкарский приказ. Краткая
записка о московских приказах начала XVII века определяла, что во главе
Пушкарского приказа стоял боярин и что в его ведении находился «весь
наряд, на Москве и по всем городом, пушки и пищали» и пр. 62.
Пушкарский приказ существовал, по-видимому, уже в конце бо-х годов XVI века.
По службе В. Д. Данилов был тесно связан с боярином И. П.
Федоровым, возглавлявшим центральный Конюшенный приказ. Тотчас после
введения опричины В. Д. Данилов служил под началом Федорова в составе
московской боярской комиссии, а в 1566 году участвовал в деятельности
Земского собора 63.
Самый осведомленный из авторов того периода А. Шлихтинг сообщает
о гибели Данилова следующее. В. Д. Данилов притеснял и обкрадывал
находившихся в его приказе пушкарей и стрельцов. Среди обиженных было
несколько пленных полоцких пушкарей. Они пытались бежать в Литву, но
были пойманы и на допросе показали, будто за рубеж их послал сам
Данилов. Опричники подвергли боярина пыткам, и тот, не выдержав
мучений, «признался», что изменил в пользу польского короля и составил
заговор 64. Достоверность рассказа Шлихтинга подтверждается
источниками строго документального происхождения, описью царского архива и
синодиком. В архиве хранилась «отписка ко государю в Васильеве деле
Дмитриеева (Данилова.— Р. С), о пушкарях о беглых о Мишках» 65. Когда
опричники доставили Данилова в Новгород для изобличения «сообщников»,
то туда же были доставлены двое пушкарей. По синодику, во время
новгородского суда опричники казнили В. Данилова и двух немчинов
(Максима литвина и Ропу немчина) Васильевых людей Дмитриевых. Беглый
86