Трагедия Новгорода

Скрынников Р.Г. Трагедия Новгорода. -М.: Издательство имени Сабашниковых, 1994. С.188

Противоборство Руси державной и Руси удельно-вечевой — одна из драматических страниц отечественной истории. Жестокое завоевание Новгорода Москвой привело к упадку древнейшего русского города и повлияло на политическую ситуацию в государстве. Анализ этого явления и его последствий составляет содержание книги известного историка.

OCR
Глава я
комиссии епископ Пафнутий отказался подписать его. Противодействие
епископа грозило сорвать суд над Филиппом. Исход дела должно было
определить теперь обсуждение в Боярской думе, многие члены которой
сочувствовали Колычеву.
Конфликт достиг критической фазы. В такой обстановке Грозный решил
нанести думе упреждающий удар, ii сентября 1568 года Москва стала
свидетелем казней, зафиксированных синодиком: «Отделано: Ивана
Петровича Федорова; на Москве отделаны Михаил Колычев да три сына его; по
городам — князя Андрея Катырева, князя Федора Троекурова, Михаила
Лыкова с племянником». Отмеченные синодиком репрессии против членов
Боярской думы по своему размаху немногим уступали первым опричным
казням. На эшафот разом взошли старший боярин думы И. П. Челяднин-
Федоров, окольничие М. И.Колычев и М. М. Лыков, боярин князь
А. И. Катырев-Ростовский.
При разгроме «заговора» Челяднина пролилось значительно больше
крови, чем в первые месяцы опричнины. На основании записей синодика
можно установить, что с конюшим погибло до 150 дворян и приказных
людей и вдвое большее число их слуг и холопов. Репрессии носили в целом
беспорядочный характер. Хватали без разбора друзей и знакомых
Челяднина, уцелевших сторонников Адашева, родню находившихся в эмиграции
дворян и т.д. «Побивали» всех, кто осмеливался протестовать против
опричнины. Недовольных же было более чем достаточно, и они вовсе не хотели
молчать. Записанный в синодик дворянин Митнев, будучи на пиру во
дворце, бросил в лицо царю дерзкий упрек: «Царь, воистину яко сам пиешь,
так и нас принуждаешь, окаянный, мед, с кровию смешанный братии
наших... пити!» 51 Тут же во дворце он был убит опричниками. Вяземский
дворянин Митнев имел основания протестовать против произвола
опричнины. Он был выслан из своего уезда в начале опричнины и лишился
земельных владений.
Помимо дворян, пострадавших от опричных выселений, недовольство
выражали казанские ссыльные, разоренные конфискацией родовых вотчин.
Полоса амнистий безвозвратно миновала, и теперь некоторые из
«прощенных» княжат были убиты. В числе их боярин А. И. Катырев, трое
Хохолковых, Ф. И. Троекуров, Д. В. Ушатый и Д. Ю. Сицкий. Расправы
с княжеской знатью были осуществлены как бы мимоходом. Преобладающее
большинство репрессированных принадлежало к нетитулованному
дворянству.
Самыми видными подсудимыми на процессе о заговоре в земщине стали
члены знатнейших старомосковских нетитулованных фамилий — И. П. Че-
ляднин, Шеины-Морозовы, Сабуровы, Карповы, казначей X. Ю. Тютин,
несколько видных дьяков, а также бывшие старицкие вассалы В. Н.
Борисов, И. Б. Колычев, Ф. Р. Образцов. Невозможно поверить тому, что все
казненные были участниками единого заговора. Подлинные сторонники
Схтарицкого уже покинули политическую сцену. Что же касается Челяднина,
то он в дни давнего династического кризиса 1553 г°Да выступал решитель-
72