Трагедия Новгорода

Скрынников Р.Г. Трагедия Новгорода. -М.: Издательство имени Сабашниковых, 1994. С.188

Противоборство Руси державной и Руси удельно-вечевой — одна из драматических страниц отечественной истории. Жестокое завоевание Новгорода Москвой привело к упадку древнейшего русского города и повлияло на политическую ситуацию в государстве. Анализ этого явления и его последствий составляет содержание книги известного историка.

OCR
Глава з
Ослабление княжеской знати неизбежно выдвигало на политическую
авансцену слой правящего боярства, стоявший ступенью ниже. К нему
принадлежали старомосковские боярские семьи Челядниных, Бутурлиных,
Захарьиных, Морозовых, Плещеевых. Они издавна служили при
московском дворе и владели крупными вотчинами в коренных московских уездах.
Затерявшись в толпе княжат, старые слуги московских государей тем не
менее удержали в своих руках важнейшие отрасли управления —
Конюшенный и Казенный приказы, Большой дворец и областные дворцы. После
учреждения опричнины руководство земщиной практически перешло в их
руки. Формально земскую думу возглавили князья Бельский и
Мстиславский, но в действительности делами земщины управляли конюший
И. П. Челяднин-Федоров, дворецкий Н. Р. Юрьев и казначеи. По случаю
отъезда царя столица была передана в ведение семибоярщины, в которую
входили И. П. Челяднин, В. Д. Данилов и другие лица.
Руководители земщины оказались в сложном положении. Роль,
отведенная им опричными временщиками,* явно не могла удовлетворить их. Грубая
и мелочная опека со стороны опричной думы, установившийся в стране
режим насилия и произвола с неизбежностью вели к новому конфликту
между царем и боярством.
Опричные земельные перетасовки причинили ущерб тем земским
дворянам, которые имели поместья в Суздале и Вязьме, но не были приняты на
опричную службу. Эти дворяне потеряли земли «не в опале, а с городом
вместе». Они должны были получить равноценные поместья в земских
уездах, но власти не обладали ни достаточным фондом населенных земель,
ни гибким аппаратом, чтобы компенсировать выселенным дворянам
утраченные ими владения. Земских дворян особенно тревожило то
обстоятельство, что царь в соответствии с указом мог в любой момент забрать в
опричнину новые уезды, а это неизбежно привело бы к новым выселениям
и конфискациям. Земщина негодовала на произвольные действия Грозного
и его опричников. Учинив опричнину, повествует летописец, царь «грады
также раздели и многих выслаша из городов, кои взял в опришнину, и из
вотчин и ис поместей старинных... И бысть в людех ненависть на царя от
всех людей...» 36.
Старомосковское боярство и верхи дворянства составляли самую
широкую политическую опору монархии. Они оказались втянуты в конфликт,
и тогда переход от ограниченных репрессий к массовому террору стал
неизбежен. Весной 1566 года подобная перспектива не казалась еще
близкой. Прекращение казней и уступки со стороны опричных властей ободрили
недовольных и породили повсеместно надежду на полную отмену
опричнины. Оппозицию поддержало влиятельное духовенство. 19 мая 1566 года
митрополит Афанасий в отсутствие царя демонстративно сложил с себя сан
и удалился в Чудов монастырь.
Грозный поспешил в столицу и после совета с земцами предложил занять
митрополичью кафедру Герману Полеву, казанскому архиепископу.
Рассказывают, что Полев переехал на митрополичий двор, но пробыл там всего