Трагедия Новгорода

Скрынников Р.Г. Трагедия Новгорода. -М.: Издательство имени Сабашниковых, 1994. С.188

Противоборство Руси державной и Руси удельно-вечевой — одна из драматических страниц отечественной истории. Жестокое завоевание Новгорода Москвой привело к упадку древнейшего русского города и повлияло на политическую ситуацию в государстве. Анализ этого явления и его последствий составляет содержание книги известного историка.

OCR
Глава i
/
ориентации и помог Ивану III утвердить свою власть в Новгородской
земле. Известие о появлении на Москве более семи тысяч новгородцев
надо понимать так, что бояр и житьих людей выселили из Новгорода
вместе с членами их семей и домочадцами. Какова была дальнейшая
судьба всех этих людей? Точка зрения А. А. Зимина и В. Б. Кобрина,
принятая в литературе, сводится к тому, что новгородцы превратились
в московских помещиков 36. В Новгороде, писал В. Б. Кобрин, потеряли
владения более юоо феодалов; «в большинстве случаев они, видимо,
стали помещиками центральных и восточных уездов: не могло же
правительство пойти на риск превращения профессиональных воинов в опасных
и недовольных без определенных занятий» 37. Как бы мы ни оценивали
склонность к риску московского правительства, более важное значение
имеет установление степени достоверности летописных известий о судьбе
новгородцев.
В московском своде 1497 года значится, что зимой 1483/84 годов Иван
III арестовал («поймал») больших бояр, велел отписать на себя их казну
и все села, «а им подавал поместья на Москве под городом, а иных бояр,
которые коромолу держали от него, тех велел заточити в тюрьмы по
городам» 38. Иван III нарушил собственную клятву, отбирая вотчины у
новгородцев, неповинных в крамоле, и официальная летопись явно стремилась
оправдать его незаконные действия ссылкой на наделение опальных
поместьями «по городом» на Москве. Автор ранней ростовской летописи,
подробно рассказав о раскрытии заговора и расправе с новгородскими боярами,
ни слова не упомянул о пожаловании «заговорщикам» московских поместий.
Сопоставление известий о «выводе» 1487—1488 годов позволяет сделать
аналогичный вывод. В позднем летописце (по Списку Царского) значится,
будто Иван III «жаловал» опальных новгородцев поместьями на Москве, «а
в Новгород Великий на их поместья послал московских многих лутчших
гостей и детей боярских» 39. Приведенные строки были написаны в XVI
веке, когда в Новгороде безраздельно господствовало поместье. Летописец
не знал, что в старину новгородские бояре владели не поместьями, а
вотчинами. Доверять его словам нет оснований.
В. Б. Кобрин составил «приблизительный перечень новгородских
выселенцев и их потомков», служивших в XVI веке в Москве. Комментируя
перечень, автор признает, что, «вероятно, кто-то из включенных в него людей
мог и не иметь отношения к Новгороду», но существенна «общая тенденция,
а не индивидуальные биографии» 40. С такой постановкой вопроса трудно
согласиться. Выявить общую тенденцию можно лишь на основании точных
фактов. Знаток истории Новгорода В. Л. Янин сделал вполне определенный
вывод о том, что в перечне В. Б. Кобрина, за единичным исключением,
вообще нет представителей новгородских боярских семей, а речь может идти
лишь о мелких землевладельцах 41. Обращение к индивидуальным
биографиям дает дополнительный материал для суждения о «московской службе»
новгородских бояр. Характерна история рода Унковских. Согласно гипотезе
В. Б. Кобрина, эти московские дворяне происходили из новгородских бояр.
i8