Трагедия Новгорода

Скрынников Р.Г. Трагедия Новгорода. -М.: Издательство имени Сабашниковых, 1994. С.188

Противоборство Руси державной и Руси удельно-вечевой — одна из драматических страниц отечественной истории. Жестокое завоевание Новгорода Москвой привело к упадку древнейшего русского города и повлияло на политическую ситуацию в государстве. Анализ этого явления и его последствий составляет содержание книги известного историка.

OCR
Глава 4
в Александровской слободе приступило к расследованию «заговора»
Владимира Андреевича, Грозный велел доставить из городов псковских
заговорщиков. В черновиках описи архива 1626 года упоминались «наказы черные
дворяном, как посыланы с Москвы в Слободу и по городом за псковичи...
и извет про пскович, про всяких людей, что они ссылались с литовским
королем Жигимонтом...» 128. Новгородцы стали жертвой «извета» —
доноса. В дни похода на Новгород опричники застали многих опальных
псковичей под Тверью и в Торжке. По приказу царя опричники устроили
псковичам кровавую баню, перебив 220 переселенцев с женами и детьми.
Паря вполне удовлетворила эта резня, и только потому он пощадил
остальных жителей Пскова.
Из Пскова царь уехал в Старицу, где произвел смотр опричной армии,
а оттуда отправился в Слободу. Карательный поход на Новгород и Псков
был окончен.
В истории кровавых «подвигов» опричнины новгородский погром был
самым отвратительным эпизодом. Бессмысленные и жестокие избиения ни
в чем не повинного новгородского населения навсегда сделали самое
понятие опричнины синонимом произвола и беззакония.
В новейшей литературе новгородский поход получил двойственную
оценку. А. А. Зимин подчеркивает варварский, разбойный характер
опричных санкций, «бессмысленность тех форм, в которые вылилась завершающая
страница борьбы Москвы с Новгородом». В то же время он усматривает
в новгородском погроме некоторую объективную необходимость, связанную
с ликвидацией пережитков раздробленности 129. Приведенные выше факты
ставят под сомнение такую оценку.
Подлинными «героями» грандиозного политического процесса,
известного под названием новгородского изменного дела, были выходцы из
старомосковской знати (Данилов, Волынский, Бутурлин), новгородские
помещики, приказные люди. Они принадлежали к тем социальным слоям и
группам, считать которые носителями традиций раздробленности не
представляется возможным.
Суд над Старицким и архиепископом Пименом вызвал серьезные
разногласия в опричной думе. «Новгородское дело» встревожило тех
деятелей опричнины, которые не утратили способности согласовывать
свои действия, помимо соображений карьеры, также и со здравым смыслом.
Бессмысленность обвинений, выдвинутых против одного из наиболее
авторитетных руководителей церкви Пимена, была очевидна. Среди прочих
деятелей церкви Пимен выделялся своей неизменной лояльностью к
опричному правительству и преданностью царю. Опальный архиепископ
всегда поддерживал дружеские отношения с руководителями опричнины
Басмановым и Вяземским.
Более дальновидные члены опричной думы имели основания опасаться,
что расправа с Пименом приведет к новым осложнениям во
взаимоотношениях между правительством и церковью. Они не могли забыть кризиса,
вызванного «делом» Филиппа, и боялись, что расправа с Пименом усилит
98