Смута в России в начале XVII в. Иван Болотников

Скрынников Р.Г. Смута в России в начале XVII в. Иван Болотников. -Л.:Наука. Ленинградское отделение, 1988

Книга посвящена истории Русского государства в период Смуты в начале XVII в. На основе обширного документального материала автор анализирует политическую борьбу и историю массовых народных выступлений в кульминационный момент гражданской войны — период восстания под руководством Ивана Болотникова, уточняет основные вехи восстания, роль различных социальных слоев, включая дворянство, значение крестьянских и казацких выступлений. В книге приведены подробные биографические сведения о самозванцах, царе Василии Шуйском и других исторических деятелях начала XVII в. Монография служит продолжением ранее изданных книг «Иван Грозный», «Борис Годунов», «Самозванцы в России в начале XVII в.: Григорий Отрепьев». Книга рассчитана на широкого читателя.

OCR
зачислены в начале XVII в. на службу в «государев
двор». Одна треть местных помещиков (129) несли
службу в конных полках, тогда как две трети (287)
служили в пехоте «с пищалями». Среди новосильских
детей боярских 128 человек были «пищальниками».44
Оскудевшие дети боярские «пищальники» в большом
числе несли осадную службу в своих городах. Отмечен-
ные моменты оказали непосредственное влияние на ход
событий.
Поначалу Новосиль была занята полком боярина
князя М. Кашина-Оболенского. Затем Кашин был
вызван в осадный лагерь под Елец. Едва в Новосили
началось брожение, Воротынский приказал Михаи-
лу Кашину спешно вернуться туда. Но время
было упущено: местные дети боярские и прочие слу-
жилые люди вместе с населением восстали и «князь
Михаила (Кашина. — Р. С.) в Новосиль не пустили,
а целовали крест вору. . . и князь Михайло пришел
на Тулу».45
Тем временем Ю. Трубецкой начал отступление от
Кром к Орлу. Находившиеся там воеводы князь
И. А. Хованский и князь И. М. Барятинский рас-
считывали использовать новгородские дворянские
сотни, чтобы удержать в своих руках Орел. Но их
постигла неудача, о чем орловские воеводы тотчас
известили царя: «Велено с ними (воеводами. — Р. С.)
быть ноугородцем Бежецкой и Шелонской пятины, и как
воеводы от Кром отошли, и ратные люди разъехались,
и ноугородцы, видя в орлянех шатость, быть не хотят».46
«Шатость в орлянех» привела к тем же самым
результатам, что и смута в Новосили. Опираясь на под-
держку населения, уездные служилые люди «всем
городом» принесли присягу на верность «Дмитрию»,
представлявшему в их глазах законную династию.
Весть о «шатости» в Орле побудила Василия Шуй-
ского спешно направить туда воеводу князя Д. И. Ме-
зецкого с наказом «уговаривать ратных людей».
С Мезецким были посланы крупные силы — 1500 стрель-
цов. Но воевода не смог выполнить приказ.
Миновав Калугу, он встретил у Лихвинской заставы
войска, бежавшие из Орла на север. Болотников
беспрепятственно вошел в Орел, а затем, следуя
за отступавшими правительственными войсками, стал
продвигаться к Калуге.
92