Смута в России в начале XVII в. Иван Болотников

Скрынников Р.Г. Смута в России в начале XVII в. Иван Болотников. -Л.:Наука. Ленинградское отделение, 1988

Книга посвящена истории Русского государства в период Смуты в начале XVII в. На основе обширного документального материала автор анализирует политическую борьбу и историю массовых народных выступлений в кульминационный момент гражданской войны — период восстания под руководством Ивана Болотникова, уточняет основные вехи восстания, роль различных социальных слоев, включая дворянство, значение крестьянских и казацких выступлений. В книге приведены подробные биографические сведения о самозванцах, царе Василии Шуйском и других исторических деятелях начала XVII в. Монография служит продолжением ранее изданных книг «Иван Грозный», «Борис Годунов», «Самозванцы в России в начале XVII в.: Григорий Отрепьев». Книга рассчитана на широкого читателя.

OCR
держать Заболоцкого и его отряд. В октябре канцлер Лев
Сапега, давний покровитель Отрепьева, направил
в Самбор слугу Гридича, чтобы тот «досмотрел» Дмит-
рия: «подлинно тот или не тот?». Гридич ездил в Сам-
бор, но «того вора (по словам послов) не видел: живет,
де, в монастыре, не кажетца никому».45
В октябре в Самбор наведался бывший духовник
Отрепьева. Он также вынужден был уехать ни с чем.
Вслед за тем бернардинский монашеский орден направил
к Мнишекам из Кракова одного из наиболее видных
своих представителей. Поскольку по всей Польше
прошел слух, что Дмитрий «в Самборе в монастыре
в чернеческом платье за грехи каетца», эмиссар ордена
произвел досмотр самборского монастыря, а затем по-
лучил от самборских бернардинцев письменное под-
тверждение, что Дмитрия нет в их монастыре и они
не видели царя с момента отъезда его в Россию.46
Итак, Мнишеки не осмелились показать нового са-
мозванца ни духовенству, в свое время покровитель-
ствовавшему тайному католику Отрепьеву, ни пред-
ставителям официальных властей. Во время переговоров
с русскими послами чиновники короля прибегли к не-
хитрой дипломатической игре. Они осторожно отмеже-
вались отсамборской интриги, заявив: «А что, де, вы нам
говорили про того, который называетца Дмитреем,
будто он живет в Самборе и в Сендомире у воеводины
жены, и про то не слыхали». В то же время королевские
дипломаты, добиваясь немедленного освобождения
задержанных в Москве поляков, угрожали послам
вмешательством в московские дела посредством
новых самозванцев: «Только государь ваш (царь Васи-
лий. — Р. С.) вскоре не отпустит всех людей, — гово-
рили они, — ино и Дмитрий (новый самозванец. —
Р. С.) будет, и Петр прямой будет, и наши за своих с ними
заодно станут».47
Первый самозванец, по меткому замечанию В. О. Клю-
чевского, был испечен в польской печке, но заквашен
в Москве. Новый Лжедмитрий также не миновал поль-
ской кухни, но его судьба была иной: его не допекли
и не вынули из печи. «Вор» таился в темных углах
самборского дворца в течение всего восстания 1606—
1607 гг., не осмеливаясь показать лицо не только поля-
кам, но и восставшему русскому народу.
Одно время у Молчанова, видимо, явилась мысль
71