История

Смута в России в начале XVII в. Иван Болотников

Скрынников Р.Г. Смута в России в начале XVII в. Иван Болотников. -Л.:Наука. Ленинградское отделение, 1988

Книга посвящена истории Русского государства в период Смуты в начале XVII в. На основе обширного документального материала автор анализирует политическую борьбу и историю массовых народных выступлений в кульминационный момент гражданской войны — период восстания под руководством Ивана Болотникова, уточняет основные вехи восстания, роль различных социальных слоев, включая дворянство, значение крестьянских и казацких выступлений. В книге приведены подробные биографические сведения о самозванцах, царе Василии Шуйском и других исторических деятелях начала XVII в. Монография служит продолжением ранее изданных книг «Иван Грозный», «Борис Годунов», «Самозванцы в России в начале XVII в.: Григорий Отрепьев». Книга рассчитана на широкого читателя.

OCR
и он достиг, по тогдашним понятиям, глубокой ста-
рости. О жизни Гермогена известно немного. Поляк
А. Гонсевский, хорошо знавший патриарха, имел пись-
менное свидетельство о нем одного московского священ-
ника. По словам священника, Гермоген пребывал «в ка-
заках донских, а после — попом в Казани». Как видно,
молодость свою Ермолай (Ермоген) провел с вольными
казаками, в походах и войнах. Казаки выдвинули из
своей среды многих известных деятелей Смуты, к кото-
рым следует присоединить и патриарха. В духовное со-
словие он перешел, вероятно, поздно. Во всяком случае,
первое упоминание о Гермогене как священнослужителе
относится ко времени, когда ему было 50 лет. Тогда
он был попом одной из казанских церквей. Этот факт,
отмеченный в известии Гонсевского, документально под-
твержден.
Став в 60 лет казанским митрополитом, Гермоген
с редким фанатизмом стал насаждать православие
в инородческом Казанском крае. Предшественник Гер-
могена патриарх Иов удивлял всех громозвучным голо-
сом, звучавшим, «аки дивная труба». Гермоген не обла-
дал необходимым для пастыря сильным голосом.
По словам современников, Гермоген был речист —
«словесен и хитроречив, но не сладкогласен», «нравом
груб», «прикрут в словесех и возрениях».55 Вообще же
патриарх был человеком дела, вспыльчивым, властным
и резким. К врагам он относился без всякого мило-
сердия.
Новая династия не могла обойтись без поддержки
всего феодального сословия в целом. Как отметили со-
временники, избрание Шуйского поддержали некоторые
знатные лица (дворяне. — Р. С.) из Москвы, Новгорода
и Смоленска.56 Московские и новгородские дворяне
участвовали в заговоре против Лжедмитрия I, и по этой
причине они поддержали затем избрание на трон
Шуйского. Смоленские дворяне заняли лояльную пози-
цию по отношению к новому царю. Но в целом в армии
царил такой же разброд, как и повсюду. Наибольшей
популярностью Лжедмитрий пользовался среди служи-
лых дворян из южных уездов. Неудивительно, что имен-
но в этой среде переворот в пользу боярского царя
вызвал наибольшее негодование.
Избиения иноземцев в Москве давали Речи Посполи-
той удобный повод для вмешательства в русские дела.
54