Смута в России в начале XVII в. Иван Болотников

Скрынников Р.Г. Смута в России в начале XVII в. Иван Болотников. -Л.:Наука. Ленинградское отделение, 1988

Книга посвящена истории Русского государства в период Смуты в начале XVII в. На основе обширного документального материала автор анализирует политическую борьбу и историю массовых народных выступлений в кульминационный момент гражданской войны — период восстания под руководством Ивана Болотникова, уточняет основные вехи восстания, роль различных социальных слоев, включая дворянство, значение крестьянских и казацких выступлений. В книге приведены подробные биографические сведения о самозванцах, царе Василии Шуйском и других исторических деятелях начала XVII в. Монография служит продолжением ранее изданных книг «Иван Грозный», «Борис Годунов», «Самозванцы в России в начале XVII в.: Григорий Отрепьев». Книга рассчитана на широкого читателя.

OCR
тут же снял царскую шапку и сложил посох. Угроза
произвела впечатление. Собравшиеся выразили покор-
ность. Тогда царь, не мешкая, подхватил посох, слу-
живший символом власти, и потребовал наказать ви-
новных.
Шуйский использовал начавшийся розыск, чтобы
упрочить свои позиции в Боярской думе. Со времени
смерти царя Федора Ивановича главными претенден-
тами на трон неизменно выступали Мстиславский и
Романовы. Царь пытался скомпрометировать эти фа-
милии. Было объявлено, что зачинщики мятежа
замыслили передать корону Мстиславскому.
В конце концов Шуйский не стал наказывать главу
Боярской думы Мстиславского, известного всем своей
бесхарактерностью и отсутствием честолюбия. Кары
обрушились на его родню, что должно было послужить
грозным предостережением для главного боярина.
К числу родственников Мстиславского принадле-
жали М. Ф. Нагой и П. Н. Шереметев. Первый был
лишен высшего думного титула, конюшего, а второй
предан суду. В конце мая Шереметев ездил с Филаретом
в Углич за мощами Дмитрия. Судьи не стали ждать его
возвращения и провели дознание заочно. В результате
боярин «был обвинен и изобличен свидетелями»,
задержан в Угличе, а позже отправлен на воеводство
в Псков.42
Тем временем в Москве власти расправились с пятью
зачинщиками неудавшегося мятежа. Всех их подвергли
торговой казни (били кнутом) посреди рыночной пло-
щади. При оглашении приговора бирючи объявили, что
Мстиславский, обвиненный ранее как глава заговора,
невиновен, вся же вина падает на Шереметева
и пятерых его приспешников.
По случаю тревоги в столице власти вспомнили о ца-
ре и великом князе Симеоне Бекбулатовиче, в 1575—
1576 гг. занимавшем московский великокняжеский трон
и претендовавшем на корону после смерти царя Федора
Ивановича. Постриженный в монахи и заточенный в
Кирилло-Белозерский монастырь, ослепший от старости
Симеон — «старец Стефан» тем не менее вызывал тре-
вогу у нового властителя Кремля. Симеон был женат на
сестре Мстиславского, и это вызывало особые подозре-
ния в момент расследования измены последнего. 29 мая
1606 г. пристав Ф. Супонев получил приказ спешно за-
50