Смута в России в начале XVII в. Иван Болотников

Скрынников Р.Г. Смута в России в начале XVII в. Иван Болотников. -Л.:Наука. Ленинградское отделение, 1988

Книга посвящена истории Русского государства в период Смуты в начале XVII в. На основе обширного документального материала автор анализирует политическую борьбу и историю массовых народных выступлений в кульминационный момент гражданской войны — период восстания под руководством Ивана Болотникова, уточняет основные вехи восстания, роль различных социальных слоев, включая дворянство, значение крестьянских и казацких выступлений. В книге приведены подробные биографические сведения о самозванцах, царе Василии Шуйском и других исторических деятелях начала XVII в. Монография служит продолжением ранее изданных книг «Иван Грозный», «Борис Годунов», «Самозванцы в России в начале XVII в.: Григорий Отрепьев». Книга рассчитана на широкого читателя.

OCR
При свидании с королем Петрей заявил, что Лже-
дмитрий «не тот, за кого себя выдает», и привел
факты,доказывавшие его самозванство. Швед рассказал
о признании царицы Марфы, а также сослался
на мнение посла Гонсевского, только что вернувшегося
из Москвы и «имевшего такие же правдивые и до-
стоверные сведения о Гришке, как и сам Петрей».1
Петрей имел свидание с Сигизмундом в первых
числах декабря 1605 г., когда король праздновал
свадьбу с Констанцией. Сам Сигизмунд подтвердил
позже, что именно в дни свадьбы московские бояре
вступили с ним в переговоры насчет свержения
Отрепьева.
Вскоре после Петрея в Краков прибыл царский
гонец Иван Безобразов. Он должен был вручить Си-
гизмунду III грамоты московского царя. Кроме офи-
циального поручения ему предстояло выполнить се-
кретное задание, которое он получил от бояр, тай-
ных врагов Лжедмитрия. Любая огласка могла при-
вести на эшафот и гонца и его покровителей.
Безобразов был принят в королевском дворце и
от имени своего государя испросил у Сигизмунда
«опасную» грамоту на проезд в Польшу московских ве-
ликих послов. Грамота была вскоре изготовлена, но
гонец, следуя инструкции, отказался ее принять,
из-за того что в ней был пропущен императорский
титул «Дмитрия». Перед отъездом московит, улучив
момент, дал знать королю, что имеет особое поручение
к нему от бояр Шуйских и Голицыных. Король дове-
рил дело пану Гонсевскому. Его свидание с Безобра-
зовым было окружено глубокой тайной. Но ближайшие
советники Сигизмунда получили своевременную
информацию о переговорах. Гетман Станислав
Жолкевский поведал о них миру в своих мемуарах.
Устами Безобразова московские вельможи извещали
короля о намерении избавиться от обманщика и
предлагали царский трон сыну Сигизмунда Вла-
диславу. Гонец говорил о царе в таких выражени-
ях, которые поразили Гонсевского. Он укорял ко-
роля в том, что тот дал Москве в цари человека низ-
кого и легкомысленного, жаловался на жестокость
Лжедмитрия, его распутство, пристрастие к роскоши
и под конец заключил, что обманщик не достоин
Московского царства.2 Иван Безобразов не имел