Смута в России в начале XVII в. Иван Болотников

Скрынников Р.Г. Смута в России в начале XVII в. Иван Болотников. -Л.:Наука. Ленинградское отделение, 1988

Книга посвящена истории Русского государства в период Смуты в начале XVII в. На основе обширного документального материала автор анализирует политическую борьбу и историю массовых народных выступлений в кульминационный момент гражданской войны — период восстания под руководством Ивана Болотникова, уточняет основные вехи восстания, роль различных социальных слоев, включая дворянство, значение крестьянских и казацких выступлений. В книге приведены подробные биографические сведения о самозванцах, царе Василии Шуйском и других исторических деятелях начала XVII в. Монография служит продолжением ранее изданных книг «Иван Грозный», «Борис Годунов», «Самозванцы в России в начале XVII в.: Григорий Отрепьев». Книга рассчитана на широкого читателя.

OCR
Глава 2
ПЕРЕВОРОТ
Лжедмитрий тщетно пытался порвать нити, свя-
зывающие его с прошлым. Слишком многие в столице
знали Отрепьева в лицо, слишком могущественные
силы были заинтересованы в его разоблачении.
Самозванцу приходилось придумывать всевозмож-
ные уловки, чтобы вновь и вновь доказывать свое
«истинно царское» происхождение. Одна из таких
уловок и ускорила его гибель.
Благословение мнимой матери — царицы Мар-
фы помогло Лжедмитрию утвердиться на троне.
Но «семейное согласие» оказалось не слишком длитель-
ным. Когда толки о самозванстве возобновились, царь
задумал устроить новую инсценировку, чтобы воо-
чию доказать народу, будто в Угличе погиб некий по-
повский сын, а вовсе не царевич. Отрепьев распо-
рядился разорить могилу Дмитрия в Угличе,
а труп ребенка удалить из церкви прочь.
Расстрига оказался плохим психологом. Его намере-
ния оскорбили Марфу Нагую до глубины души.
Она не захотела допустить надругательства над пра-
хом единственного сына. Отрепьев стоял на своем. Тогда
Марфа обратилась за помощью к боярам. Те
поспешили отговорить Лжедмитрия от задуманного
им дела, но оказали эту услугу Марфе отнюдь не бес-
корыстно, сделав ее орудием своих интриг. Вдова
Грозного помогла заговорщикам установить контакт
с польским двором.
Польский гетман Жолкевский сообщал в своих за-
писках, что Марфа Нагая через некоего шведа подала
королю весть о самозванстве русского царя. Имя
шведа, исполнившего поручение Марфы, известно.
Это был Петр Петрей. Бояре выбрали его по-
тому, что Петрей был лично известен Сигизмунду III
и к тому же находился на царской службе в Москве.
24