Смута в России в начале XVII в. Иван Болотников

Скрынников Р.Г. Смута в России в начале XVII в. Иван Болотников. -Л.:Наука. Ленинградское отделение, 1988

Книга посвящена истории Русского государства в период Смуты в начале XVII в. На основе обширного документального материала автор анализирует политическую борьбу и историю массовых народных выступлений в кульминационный момент гражданской войны — период восстания под руководством Ивана Болотникова, уточняет основные вехи восстания, роль различных социальных слоев, включая дворянство, значение крестьянских и казацких выступлений. В книге приведены подробные биографические сведения о самозванцах, царе Василии Шуйском и других исторических деятелях начала XVII в. Монография служит продолжением ранее изданных книг «Иван Грозный», «Борис Годунов», «Самозванцы в России в начале XVII в.: Григорий Отрепьев». Книга рассчитана на широкого читателя.

OCR
из лагеря самозванца в Путивле и бояре-заговор-
щики под Кромами согласились принять «Дми-
трия» на трон как самодержца. Фактически
же самозванец получил корону из рук восставшего
народа. Выступления вольных казаков и населения
южных городов, мятеж в армии, переворот в сто-
лице и, наконец, суд над боярским руко-
водством в лице Шуйских — все эти события вырва-
ли нити правления у Боярской думы и необычайно
усилили самовластие царя. Стремясь закрепить успех,
Лжедмитрий принял императорский титул. Отныне
в официальных обращениях он именовал себя так:
«Мы, наияснейший и непобедимый самодержец, вели-
кий государь цесарь» или: «Мы, непобедимейший мо-
нарх, божьей милостью император и великий князь
всея России, и многих земель государь, и царь самодер-
жец, и прочая, и прочая, и прочая». Так мелкий галиц-
кий дворянин Юрий (Григорий) Отрепьев, принявший
имя Дмитрия, стал первым в русской истории императо-
ром. Объясняя смысл своего титула, самозванец объя-
вил иностранным послам, что он как император обла-
дает огромной властью и нет ему равного в полночных
(северных) краях. Действительно, боярская знать
поначалу должна была считаться с притязаниями но-
воявленного императора, ибо на его стороне была
сила.
Отношения Лжедмитрия с думой неизбежно стали
меняться, с тех пор как он распустил повстанческие
отряды и стал управлять страной традиционными
методами.
Некогда Иван Грозный похвалялся, что россий-
ские самодержцы «жаловати своих холопей вольны,
а и казнити вольны» (холопами Грозный именовал
всех подданных от черни до знати). Иван IV жаждал
полновластия, но даже в его устах заявление
насчет безграничной власти «российских самодерж-
цев» было всего лишь фразой. Только опричнина
позволила ему ненадолго избавиться от опеки со сто-
роны Боярской думы.
Оказавшись на троне, Лжедмитрий столкнулся
с теми же трудностями, что и его мнимый отец. В «во-
ровском» лагере самозванец повелевал жизнью и
смертью дворян, попавших в плен к восстав-
19