Смута в России в начале XVII в. Иван Болотников

Скрынников Р.Г. Смута в России в начале XVII в. Иван Болотников. -Л.:Наука. Ленинградское отделение, 1988

Книга посвящена истории Русского государства в период Смуты в начале XVII в. На основе обширного документального материала автор анализирует политическую борьбу и историю массовых народных выступлений в кульминационный момент гражданской войны — период восстания под руководством Ивана Болотникова, уточняет основные вехи восстания, роль различных социальных слоев, включая дворянство, значение крестьянских и казацких выступлений. В книге приведены подробные биографические сведения о самозванцах, царе Василии Шуйском и других исторических деятелях начала XVII в. Монография служит продолжением ранее изданных книг «Иван Грозный», «Борис Годунов», «Самозванцы в России в начале XVII в.: Григорий Отрепьев». Книга рассчитана на широкого читателя.

OCR
Они должны были убедить жителей Стародуба и других
северских городов, а затем и всей России в том, что
беззвестный бродяга и есть их добрый царь Дмитрий.
После отступления войск Шуйского из-под Калуги
в военных действиях наступило длительное затишье.
Обе стороны готовились к решительному столкновению.
Повстанцам надо было, не теряя ни дня, везти объявив-
шегося «Дмитрия» к Москве. Его появление могло
решающим образом повлиять на исход борьбы. И все же
восставшие не решились немедленно объявить о появле-
нии «Дмитрия» в Стародубе. Причина состояла в том,
что шкловский бродяга, оказавшийся втянутым в инт-
ригу помимо собственной воли, очень мало подходил
к выполнению трудной миссии.
Учитель из Могилева был на своем месте в церковной
школе. Он умел делать всякого рода черную работу по
дому, терпеливо сносил побои и розги. Приниженному и
бедному человеку предстояло сыграть роль великого
государя и вождя восстания, что было ему явно не
по плечу.
Шкловский учитель не обладал ни мужеством, ни
волей, ни практическим опытом, чтобы самостоятельно
довести трудное дело до успешного конца. Рукин и
другие его помощники также были людьми малоавто-
ритетными и незначительными.
В Стародубе самозванец оставался такой же
подставной фигурой, как и в Пропойске. Всю тяжесть
затеянного дела приняли на себя вожди повстанцев.
Заруцкий был послан в Стародуб для розыска
«царя». Невероятно, чтобы появление в небольшом
городке, где все знали друг друга, «Нагого», родствен-
ника «царя Дмитрия» и его предтечи осталось для
атамана незамеченным. Заруцкий обладал редкой
энергией и всеми качествами народного вождя. Его
вмешательство, по-видимому, имело неоценимое зна-
чение для дальнейшего развития самозванческой
интриги. В России он играл при никчемном претенденте
ту же роль, что Меховецкий и Зенович в Белоруссии.
Помимо Заруцкого большую помощь Лжедмитрию II
оказал предводитель местных повстанцев стародубский
сын боярский Гаврила Веревкин.
Современники указывали на Веревкина как главного
инициатора переворота в пользу Лжедмитрия II.
Описав смуту, происшедшую в Стародубе, автор «Но-
198