Смута в России в начале XVII в. Иван Болотников

Скрынников Р.Г. Смута в России в начале XVII в. Иван Болотников. -Л.:Наука. Ленинградское отделение, 1988

Книга посвящена истории Русского государства в период Смуты в начале XVII в. На основе обширного документального материала автор анализирует политическую борьбу и историю массовых народных выступлений в кульминационный момент гражданской войны — период восстания под руководством Ивана Болотникова, уточняет основные вехи восстания, роль различных социальных слоев, включая дворянство, значение крестьянских и казацких выступлений. В книге приведены подробные биографические сведения о самозванцах, царе Василии Шуйском и других исторических деятелях начала XVII в. Монография служит продолжением ранее изданных книг «Иван Грозный», «Борис Годунов», «Самозванцы в России в начале XVII в.: Григорий Отрепьев». Книга рассчитана на широкого читателя.

OCR
т. е. 10 июля.29 Хронологические выкладки С. Ф. Плато-
нова, принятые в литературе, требуют уточнения.
Будила прибыл в Стародуб с запозданием, в конце
августа 1607 г., а свои записки он составил несколько
лет спустя. Поэтому предпочтение следует отдать сви-
детельству белорусского летописца из-под Пропойска,
лучше других осведомленного насчет первых шагов
Лжедмитрия II. Летописец знал, что Зенович отпустил
«Дмитрия (Нагого)» за московский рубеж на Попову
гору «року 607, месяца мая, после семой субботы».
Седьмая (после пасхи) суббота приходится на 23 мая
1607 г. В этот день «вор» и перешел границу.
Итак, Лжедмитрий II перешел границу вскоре после
23 мая 1607 г., а до этого скитался по Литве (как узнан-
ный «царь», а точнее, Андрей Нагой) в течение 12 не-
дель. Несложный расчет подсказывает, таким образом,
что Зенович, Меховецкий и другие ветераны взялись за
подготовку претендента в конце февраля 1607 г. Оста-
ется добавить, что с «царевичем Петром» Зенович
виделся в Белоруссии в декабре 1606 г.
Поляки направили претендента в небольшую север-
скую крепость Стародуб. Нельзя считать случайным тот
факт, что в момент появления Лжедмитрия II в Старо-
дубе там оказался эмиссар «царевича Петра» и Болот-
никова казачий атаман Иван Заруцкий. По словам Бус-
сова, Болотников послал Заруцкого из Тулы за рубеж,
чтобы разузнать, что с государем, которому он присягал
в Польше; но атаман будто бы не отважился ехать за
рубеж и надолго задержался в Стародубе.31 Заруцкий
был одним из выдающихся деятелей Смуты, обладав-
шим редкой отвагой. Сын тернопольского мещанина
Иван Заруцкий был польским подданным. В его судьбе
было нечто общее с судьбой Болотникова. В юности
он попал в плен к крымским татарам, бежал из неволи
и стал казачьим предводителем. Уроженец Волыни
Заруцкий должен был знать, что именно на Волыни,
в Самборе, следует искать следы чудесно спасшегося
«Дмитрия». Тем не менее он оставался в Стародубе, где
и заявил о признании Лжедмитрия II в тот самый мо-
мент, когда тот объявил свое царское имя.
Полякам нетрудно было запугать шкловского
бродягу и заставить его назваться именем Андрея
Нагого. Заруцкому и другим вождям повстанцев в Ста-
родубе предстояло решить куда более сложную задачу.
197