Смута в России в начале XVII в. Иван Болотников

Скрынников Р.Г. Смута в России в начале XVII в. Иван Болотников. -Л.:Наука. Ленинградское отделение, 1988

Книга посвящена истории Русского государства в период Смуты в начале XVII в. На основе обширного документального материала автор анализирует политическую борьбу и историю массовых народных выступлений в кульминационный момент гражданской войны — период восстания под руководством Ивана Болотникова, уточняет основные вехи восстания, роль различных социальных слоев, включая дворянство, значение крестьянских и казацких выступлений. В книге приведены подробные биографические сведения о самозванцах, царе Василии Шуйском и других исторических деятелях начала XVII в. Монография служит продолжением ранее изданных книг «Иван Грозный», «Борис Годунов», «Самозванцы в России в начале XVII в.: Григорий Отрепьев». Книга рассчитана на широкого читателя.

OCR
нику. Совпадение двух источников различного проис-
хождения очень важно само по себе. Буссов имел
возможность беседовать с белорусскими шляхтичами,
сопровождавшими Лжедмитрия II с первых дней.
Белорусский летописец либо сам наблюдал жизнь
«вора» в Могилеве, либо описал его историю со слов
очевидца. Он уточнил места, где учительствовал буду-
щий «Дмитрий», назвал по имени священника, кото-
рому тот прислуживал, описал его внешний вид. «Бо тот
Дмитр Нагий, — записал он, — напервеи у попа
шкловского именем, дети грамоте учил, школу держал;
а потом до Могилева пришел, также у священника
Федора Сасиновича Николского у селе дети учил».
Учительский труд плохо кормил, и бродячий учитель
нашел дополнительный заработок в доме у попа Те-
решка, «который проскуры заведал при церкви святого
Николы» в Могилеве. Учитель «прихожувал до того
Терешка час немалый, каждому забегаючи, послугуючи;
а (и) мел на собе оденье плохое, кожух плохий, шлык
баряный, в лете в том ходил».15 Как видно, новый
самозванец был в полном смысле слова выходцем из
народа. Потертый кожух и баранья шапка, которую он
носил и зимой и летом, указывали на принадлежность
самозванца к неимущим низам.
По словам польских иезуитов, бродячий учитель,
прислуживавший в доме священника в Могилеве, дошел
до крайней нужды. За неблагонравное поведение свя-
щенник высек его и выгнал из дома.16 Бродяга оказался
на улице без куска хлеба. В этот момент его и заприме-
тили ветераны московского похода Лжедмитрия I.
Один из них, пан Меховецкий, обратил внимание на
то, что голодранец «телосложением похож на покойного
царя».17 Угодливость и трусость боролись в душе учи-
теля. Невзирая на нужду, он не сразу поддался на
уговоры Меховецкого и его друзей. Участь Отрепьева
пугала его.
Будучи опознан в Могилеве как «царь», учитель
«в тот час з Могилева на село Онисковича Сидоровича
аж до Пропойска увышол; там же у Пропойску были его
поймали во везенью седел».18 Побег из Могилева в Про-
пойск не спас его. Меховецкий имел влиятельных
сообщников и единомышленников в лице местных
чиновников из Пропойска и Чечерска пана Зеновича
и пана Рагозы. Благодаря этому обстоятельству он
194