История

Смута в России в начале XVII в. Иван Болотников

Скрынников Р.Г. Смута в России в начале XVII в. Иван Болотников. -Л.:Наука. Ленинградское отделение, 1988

Книга посвящена истории Русского государства в период Смуты в начале XVII в. На основе обширного документального материала автор анализирует политическую борьбу и историю массовых народных выступлений в кульминационный момент гражданской войны — период восстания под руководством Ивана Болотникова, уточняет основные вехи восстания, роль различных социальных слоев, включая дворянство, значение крестьянских и казацких выступлений. В книге приведены подробные биографические сведения о самозванцах, царе Василии Шуйском и других исторических деятелях начала XVII в. Монография служит продолжением ранее изданных книг «Иван Грозный», «Борис Годунов», «Самозванцы в России в начале XVII в.: Григорий Отрепьев». Книга рассчитана на широкого читателя.

OCR
А. Сапега, беседовавший с «Петром» в Орше, отметил,
что «царевич» прибыл в Белоруссию на поиски «Дмит-
рия». Итак, Болотников рассчитывал на то, что за под-
готовку нового «Дмитрия» возьмутся в Самборе. Бу-
дучи в Путивле, «Петр» располагал более полной
информацией о положении дел в Польше, и потому
он отказался от поездки в Самбор и отправился разыс-
кивать царя в Белоруссию.
Можно указать на небольшое, но многозначитель-
ное совпадение. Из письма А. Сапеги, написанного
в самом конце 1606 г., следует, что «царевича Петра»
в его поездке по Белоруссии сопровождали шляхтичи
пан Зенович и пан Сенкевич. Прошло совсем немного
времени, и названный пан Зенович проводил за москов-
ский рубеж «царя Дмитрия», которого так упорно
искал в Белоруссии «Петр».
Отмеченное совпадение едва ли носило случайный
характер. Если Болотников обращался в Самбор
с просьбой выставить нового самозванца, то что мешало
«царевичу Петру» адресовать аналогичную просьбу
ветеранам Лжедмитрия I из Восточной Белоруссии?
История нового самозванца, получившего в исто-
риографии имя Лжедмитрия II (в действительности
его следовало бы именовать Лжедмитрием III), пред-
ставляется запутанной и неясной. Власти предприни-
мали многократные попытки к тому, чтобы выяснить
личность нового «вора», но добились немногого.
Наибольшую осведомленность насчет происхожде-
ния Лжедмитрия II проявили иностранцы, наблюдав-
шие за первыми его шагами в Белоруссии, либо служив-
шие при нем в Тушине. К. Буссов лично знал Лжедмит-
рия II, и ему удалось установить некоторые
точные факты из его ранней биографии. Самозванец,
по словам Буссова, был «слугой попа» и школьным
учителем в Шклове в Белоруссии.14 Из Шклова учитель
перебрался в Могилев.
Самое подробное и, по-видимому, удачное рассле-
дование о самозванце произвел белорусский священник
из села Баркулабова под Могилевом, составивший
подробную летопись. Белорусский летописец хорошо
знал среду, из которой вышел «вор», и его рассказ со-
гласуется с версией Буссова в двух основных
пунктах: самозванец был учителем из Шклова, а после
переезда в Могилев прислуживал местному священ-
193