Смута в России в начале XVII в. Иван Болотников

Скрынников Р.Г. Смута в России в начале XVII в. Иван Болотников. -Л.:Наука. Ленинградское отделение, 1988

Книга посвящена истории Русского государства в период Смуты в начале XVII в. На основе обширного документального материала автор анализирует политическую борьбу и историю массовых народных выступлений в кульминационный момент гражданской войны — период восстания под руководством Ивана Болотникова, уточняет основные вехи восстания, роль различных социальных слоев, включая дворянство, значение крестьянских и казацких выступлений. В книге приведены подробные биографические сведения о самозванцах, царе Василии Шуйском и других исторических деятелях начала XVII в. Монография служит продолжением ранее изданных книг «Иван Грозный», «Борис Годунов», «Самозванцы в России в начале XVII в.: Григорий Отрепьев». Книга рассчитана на широкого читателя.

OCR
универсал с предписанием местным белорусским влас-
тям решительно пресекать действия населения —
«обывателей», которые без разрешения короля «смеют и
важатся громады немалые людей своевольных зби-
раючи, за границу до земли Московской вторги-
ваться».11
Не располагая точной информацией о положении
в Польше, предводители повстанцев уповали на иност-
ранную военную помощь. Некогда Отрепьев в критичес-
кий для него момент гражданской войны готовился
передать Путивль под власть Сигизмунда III, чтобы
стать под защиту его армий. Подобные же проекты,
если верить К. Буссову, возникли у повстанцев в 1607 г.
В письмах в Самбор Болотников будто бы писал, что
поставленный в крайне бедственное положение, он вы-
нужден будет передать польскому королю все отвое-
ванные именем Дмитрия города, «с тем чтобы его
величество вызволил их. . .».
Конрад Буссов, будучи в лагере Болотникова,
узнал многое такое, о чем другие современники не
слыхивали. Ему стало известно, что Болотников много-
кратно пытался вызвать «государя» из-за рубежа, а
затем, убедившись в бесполезности этих попыток, на-
правил письмо в Самбор, предлагая, чтобы кто-нибудь
из близких Юрия Мнишека выдал себя за «Дмитрия» и
поспешил в Россию, чтобы вызволить своих сторон-
ников из беды. Попытки Болотникова гальванизиро-
вать самозванческую интригу с помощью владельцев
Самбора не принесли успеха.
Авторы русских сказаний подозревали, что вожди
восстания прямо участвовали в подготовке Лжедмит-
рия II. Один из них возлагал на «царевича Петра»
прямую ответственность за новую авантюру. «Петр»
будто бы отправил из Тулы князей Засекиных, а с ними
вместе некоего вора из казаков, который якобы «выдал
себя за Дмитрия».13 Приведенные сведения носят
легендарный характер, ибо достоверно известно, что
новый самозванец появился в Белоруссии до осады
Тулы.
И все же подозрения насчет причастности «Петра»
к самозванческои интриге, по-видимому, имели под
собой основание. Не только Болотников, но и «Петр»
понимали, что отсутствие фигуры «царя» стало помехой
дальнейшему развитию повстанческого движения.
192