История

Смута в России в начале XVII в. Иван Болотников

Скрынников Р.Г. Смута в России в начале XVII в. Иван Болотников. -Л.:Наука. Ленинградское отделение, 1988

Книга посвящена истории Русского государства в период Смуты в начале XVII в. На основе обширного документального материала автор анализирует политическую борьбу и историю массовых народных выступлений в кульминационный момент гражданской войны — период восстания под руководством Ивана Болотникова, уточняет основные вехи восстания, роль различных социальных слоев, включая дворянство, значение крестьянских и казацких выступлений. В книге приведены подробные биографические сведения о самозванцах, царе Василии Шуйском и других исторических деятелях начала XVII в. Монография служит продолжением ранее изданных книг «Иван Грозный», «Борис Годунов», «Самозванцы в России в начале XVII в.: Григорий Отрепьев». Книга рассчитана на широкого читателя.

OCR
родился около 1583 г., а поместье получил в 1603 г.
Согласно челобитной грамоте И. Пашкова 1603 г.,
«отца, де, ево, Ивана, в нынешнем во 111 году не стало;
а после, де, его осталась жена ... да сын,
он, Истома; нашу (царскую. — Р. С.) службу служит
пять лет, а поместье, де, за ним нет нигде и не вер-
стан».155 За свою многолетнюю службу отец Истомы
выслужил поместный оклад в 300 четвертей пашни,
но фактически «дача» его была меньше оклада и со-
ставляла незадолго до смерти 219 четвертей. Удовлет-
ворив челобитье Истомы Пашкова, Борис Годунов
пожаловал ему все отцовское поместье.
Герои Смуты были по большей части молодыми
людьми. Отрепьеву было немногим более 20 лет, когда
он принял имя царевича Дмитрия. В том же возрасте
был Скопин, воевавший с Болотниковым. Истоме Паш-
кову исполнилось 23—24 года. При Лжедмитрии I он
служил сотником у епифанских детей боярских.156 Об-
ращение к документам Разрядного приказа позво-
ляет уточнить сведения об отряде, которым он командо-
вал.
В 1585 г. в Епифани получили небольшие земель-
ные наделы 300 человек казаков. Их «дачи» рассматри-
вались тогда как поместья, а сами казаки как дети бояр-
ские. В связи с этим приказные озаглавили документ:
«Десятня детей боярских епифанцев, которые верстаны
из казаков». Возможно, дьяки допустили в этом случае
терминологическую неточность: по общему правилу
они четко выделяли в разные чиновные группы детей
боярских и испомещенных казаков. В десятне 1591 г.
казаки названы неопределенно «епифанцами», без ука-
зания на чин «детей боярских».157 Примечательно, что
современники называли Пашкова «казачьим атама-
ном».
Многие из епифанских поместных казаков сами об-
рабатывали землю, т. е. были детьми боярскими лишь
по титулу. Как свидетельствует десятня по Епифани,
составленная за год до восстания, в уезде преобладали
мелкие поместья, многие дети боярские разбрелись без-
вестно, умерли либо были отставлены от службы
«за старость и увечье». Десятня сохранила полный спи-
сок сотни Пашкова. Большинство детей боярских его
сотни имели небольшие оклады по 50—70 четвертей
пашни.
136