Смута в России в начале XVII в. Иван Болотников

Скрынников Р.Г. Смута в России в начале XVII в. Иван Болотников. -Л.:Наука. Ленинградское отделение, 1988

Книга посвящена истории Русского государства в период Смуты в начале XVII в. На основе обширного документального материала автор анализирует политическую борьбу и историю массовых народных выступлений в кульминационный момент гражданской войны — период восстания под руководством Ивана Болотникова, уточняет основные вехи восстания, роль различных социальных слоев, включая дворянство, значение крестьянских и казацких выступлений. В книге приведены подробные биографические сведения о самозванцах, царе Василии Шуйском и других исторических деятелях начала XVII в. Монография служит продолжением ранее изданных книг «Иван Грозный», «Борис Годунов», «Самозванцы в России в начале XVII в.: Григорий Отрепьев». Книга рассчитана на широкого читателя.

OCR
властей «московиты во второй раз присягнули царю
в том, что будут стоять за него и сражаться за своих
жен и детей, ибо хорошо знали, что мятежники покля-
лись истребить в Москве все живое, так как, говорили
они, все (москвичи. — Р. С.) повинны в убиении Димит-
рия».98
Пропагандистские меры Шуйского достигли цели.
Поддержка Москвы, а также других крупнейших горо-
дов страны — Смоленска, Великого Новгорода, Твери,
Нижнего Новгорода, Ярославля помогли ему выстоять
в борьбе с Болотниковым. Имеются данные о том, что
функции посадской общины в период осады Москвы
значительно расширились. Московский мир направил
в лагерь Болотникова делегацию для переговоров, но
одновременно просил царя Василия дать сражение пов-
станцам, «когда народу стала невмоготу дороговизна
припасов и пр.».99 Москвичи три дня лицезрели труп
«Дмитрия», а потому версия о его повторном
чудесном спасении вызывала у них недоверие. Наконец
они направили в Коломенское своих представителей
с просьбой дать им очную ставку с «Дмитрием» якобы
для того, чтобы принести ему повинную. Мнение о том,
что в делегацию Москвы входили одни лишь приспеш-
ники Шуйского, едва ли справедливо. В критических
условиях осады и голода массы не стали бы слушать тех,
кто не пользовался авторитетом в народе.
Очевидец событий Масса утверждал, что царь
Василий учинил перепись всем (москвичам. — Р. С.)
старше шестнадцати лет и не побоялся вооружить
их/00 Таким путем власти получили в свое распоряже-
ние не менее десятка тысяч бойцов. Вооруженные
пищалями, саблями, рогатинами, топорами горожане
были расписаны по осадным местам. (Именно так го-
рода «садились в осаду»). Когда повстанцы подступили
к городу, писал Стадницкий, «из лавок, а по-нашему из
крамов, выгоняли народ на стены».!0! По причине «вели-
кого смущения и непостоянства народа в Москве»
никто не мог предсказать исхода борьбы за столицу.
Брожение в низах не прекращалось. В город постоянно
проникали лазутчики с «прелестными письмами» от
имени «Дмитрия». И все же торговые верхи — «лучшие
люди», руководившие посадской общиной, помогли
Шуйскому устоять.
Посадские люди, ездившие для переговоров в Коло-
121