Смута в России в начале XVII в. Иван Болотников

Скрынников Р.Г. Смута в России в начале XVII в. Иван Болотников. -Л.:Наука. Ленинградское отделение, 1988

Книга посвящена истории Русского государства в период Смуты в начале XVII в. На основе обширного документального материала автор анализирует политическую борьбу и историю массовых народных выступлений в кульминационный момент гражданской войны — период восстания под руководством Ивана Болотникова, уточняет основные вехи восстания, роль различных социальных слоев, включая дворянство, значение крестьянских и казацких выступлений. В книге приведены подробные биографические сведения о самозванцах, царе Василии Шуйском и других исторических деятелях начала XVII в. Монография служит продолжением ранее изданных книг «Иван Грозный», «Борис Годунов», «Самозванцы в России в начале XVII в.: Григорий Отрепьев». Книга рассчитана на широкого читателя.

OCR
ря, а Болотников «паки» появился там в конце того же
месяца.79 Возражая И. И. Смирнову, А. А. Зимин писал:
«Если даже согласиться с трактовкой И. И. Смирнова
слова „паки" как „вторично", то все равно
выходит, что в „Ином сказании" говорится не о двукрат-
ном приходе различных групп восставших, а о возвра-
щении под Москву тех же самых отрядов, которые нахо-
дились у села Коломенского, а потом отошли оттуда».80
Учитывая замечание А. А. Зимина, В. И. Корецкий дал
свою интерпретацию свидетельству «Иного сказания».
Однако его схема отличается искусственностью. Пер-
вым в Коломенское и Котлы пришел Пашков,
но его вытеснил оттуда Болотников, снова («паки»)
перенесший лагерь из Котлов в Коломенское.81 Свиде-
тельство «Иного сказания» может быть истолковано
значительно проще в свете приведенных выше фактов.
Впервые ратники Пашкова прорвались к Коломенскому
в середине сентября, а вторично («паки») вернулись
в окрестности Москвы 28 октября.
Когда к началу ноября в район Котлов прибыло
войско Болотникова, военное положение Москвы стало
критическим. Падения столицы можно было ждать со
дня на день. Царь Василий остался без армии. Дворян-
ское ополчение распалось, помещики разъехались
по своим уездам. В Москву вернулась знать, постоянно
жившая там. Боярские списки, составлявшиеся
и пополнявшиеся на протяжении года после переворота
17 мая, дают точное представление о численности «госу-
дарева двора», остававшегося главной военной опорой
трона во время осады Москвы. Ядром «двора» были
200 стольников и еще несколько сот больших московских
дворян, жильцов и стряпчих.82 При Лжедмитрии I
службу в Москве несли несколько тысяч стрельцов.
Шуйскому пришлось удалить из столицы самые предан-
ные самозванцу стрелецкие сотни. Много московских
стрельцов было послано против мятежников в действую-
щую армию и в гарнизоны. Некоторые из них, например,
сотни, посланные в Коломну, перешли на сторону вос-
ставших. Таким образом, к началу осады стрелецкий
гарнизон столицы оказался ослабленным.
Составной частью любого дворянского войска были
боевые холопы. Бояре выводили в поход по нескольку
десятков военных послужильцев, стольники — немного
меньше. На тысячу столичных дворян, очевидно,
116