История

Опричный террор

Скрынников Р.Г. Опричный террор. -Издательство Ленинградского Университета, 1969

Настоящая книга завершает исследование автора по истории опричнины. В данной книге основное внимание уделено раскрытию механизма массового террора 1569-1572 гг., установлению причин отмены опричнины, выяснению вопроса о социальных и экономических последствиях опричнины в ее историческом значении. Образование опричнины ознаменовало собой своего рода верхушечный политический переворот, имевший целью утвердить принципы самодержавного правления в рамках ограниченной монархии в ущерб традиционным привилегиям аристоркратического боярства, непосредственно участвовавшего в управлении государством.

OCR
подверглось до 50—70 новгородских дворян и приказных и
еще несколько десятков лиц из числа дворцовой прислуги Присутствовавший на площади А. Шлихтинг передает,
что в числе других опричники убили царского повара, буд¬
то бы пытавшегося отравить царя по наущению Старицкого.
Имя повара записано в синодике опальных в списке 25 июля
1570 г. Это Алексей Молявин, последний из сыновей повара
Молявы, убитого в день суда над Старицким на Богане1 2,
Алексей был, очевидно, одним из главных свидетелей обвине¬
ния по делу о заговоре Старицких. Участь доносчика-повара
разделили повар А. Быков, какой-то истопник, подключник
И. Кайсаров, часовой мастер Суета, четыре конюха, какой-то
скоморох и т. д.3. Во время суда над Старицким и боярином
Даниловым опричники охотно пользовались доносами двор¬
цовой прислуги. После завершения суда в их услугах больше
не нуждались. Помимо новгородцев и дворцовой прислуги в тот же день
погибли несколько московских дворян (П. Д. Софроновский
и пр.) и трое московских подьячих4. В целом московский
приказной аппарат избежал участи новгородского. Прави¬
тельство опасалось дезорганизовать сложный механизм госу¬
дарственного управления. Массовая экзекуция новгородцев завершилась спустя
одну-две недели после 25 июля 1570 г. На этот раз жертвами
опричнины стали семьи опальных новгородских дьяков и дво¬
рян. По словам очевидцев, погибло примерно 80 человек —
жен и детей «изменников»5. Более точные данные на этот
счет сообщает синодик, где записаны общим списком более
60 женщин и детей, членов семей новгородцев, убитых
25 июля. Среди них были семьи кн. Тулупова, К. Румянцева,
Б. Ростовцева и т. д.6. Все они были утоплены в реке. То,
что произошло в свое время в Новгороде на Волховском мо¬
сту, повторилось отчасти в Москве. В день массовых казней 25 июля 1570 г. царь помиловал
около 180 человек опальных новгородских дворян. Отнюдь
не все из «прощенных» были отпущены на свободу. Среди
подлинных дел о суде над новгородцами хранился «список,
за дьячьею пометою, хто кажнен, и хто куды в тюрьму по- 1 См. ниже, стр. 283—285. 2 См. ниже, стр. 275. 3 См. ниже, стр. 284—285. 4 Среди них был московский подьячий Верещагин. В документах
7076 г. упоминается подьячий С. Н. Верещагин, «из Поместной избы»,
участник поземельных сделок М. Вислого. (См. Исторический архив, т. III,
стр. 22—24, 217—219 и др.). 5 А. Шлихтинг. Новое известие, стр. 49. 6 См. ниже, стр. 286. 95