Опричный террор

Скрынников Р.Г. Опричный террор. -Издательство Ленинградского Университета, 1969

Настоящая книга завершает исследование автора по истории опричнины. В данной книге основное внимание уделено раскрытию механизма массового террора 1569-1572 гг., установлению причин отмены опричнины, выяснению вопроса о социальных и экономических последствиях опричнины в ее историческом значении. Образование опричнины ознаменовало собой своего рода верхушечный политический переворот, имевший целью утвердить принципы самодержавного правления в рамках ограниченной монархии в ущерб традиционным привилегиям аристоркратического боярства, непосредственно участвовавшего в управлении государством.

OCR
рили, обливая попеременно крутым кипятком и студеной во¬
дой. За Фуниковым пришел черед другим руководителям
приказов. Дьяка Г. Шапкина казнил кн. В. И. Темкин, дьяка
И. Булгакова — земский боярин И. П. Яковлев-Захарьин1. Казни на Поганой луже продолжались четыре часа. По
определению самых различных авторов, опричники избили
до 116 (Шлихтинг), 120 (Пискаревский летописец), 130 че¬
ловек (Штаден) 2. Эти показания современников полностью
подтверждаются царским синодиком опальных. В текст сино¬
дика включен полный поименный перечень казненных, насчи¬
тывающий до 120—130 лиц3. Это были главным образом нов¬
городские дворяне и приказные, привезенные в Москву из
Слободы. Тотчас после казни московских дьяков опричники обез¬
главили главных новгородских дьяков К. Румянцева и Б. Ро¬
стовцева4. За ними последовали многие знатные вассалы
новгородского архиепископа: кн. А. Тулупов-Стародубский,
кн, В. Шаховской-Ярославский, псковский наместник влады¬
ки и его дворецкий Неудача Цыплятев, сын последнего Ни¬
кита, архиепископские дворяне Ч. Бартенев5, Г. Милослав¬
ский (родня архиепископского конюшего), С. Пешков (родня
архиепископского дворянина Т. Пешкова), Б. Мартьянов6„
владычный дьяк М. Дубнев, архиепископский чашник Ш. Во¬
лынский, а также помещики различных новгородских пятин:
Курцевы, Палицыны, Матвеевы, Чертовский, Сысоев, Аникеев,
Паюсов, Рязанцев, Кроткий, Жданский. По синодику, казни 1 См. А. Шлихтинг. Новое известие, стр. 47; Г. Штаден. За¬
писки, стр. 92; Послание Таубе и Крузе, стр. 51; Пискаревский летописец,
стр. 79, 2 А. Шлихтинг. Новое известие, стр. 46. Г. Штаден. Записки,
стр. 92; Пискаревский летописец, стр. 78. 3 А, А. Зимин полагает, что в числе казненных были А. Безсонов,
В. Захаров, возможно, И. Г. Выродков и т. д. (См. А. А. Зимин. Оприч¬
нина, стр. 439). Судя по синодику, все эти лица погибли совсем в другое
время. 4 Б. Ростовцев исполнял службу новгородского дьяка в сентябре—
декабре 1569 г. перед самым новгородским разгромом. (См. Сб. РИО.
т. 129, стр. 174—177). 5 Курбский, сообщая о казни кн. А. Тулупова- и Н. Цыплятева, указы¬
вает, что «были тые даны на послужение великия церкви Софии» Нов¬
городской. (См. А. Курбский. История. — РИБ, т. XXXI, стр. 319)-
По новгородским писцовым книгам, князя Андрея Тулупова «не стало в
государеве опале». В августе 1571 г. его поместье было передано другим
лицам. (См. Д. Я. Самоквасов. Архивный материал, т. 1, ч. 2, стр. 35).
Курбский особо отмечает, что архиепископский дворецкий Н. Цыплятев
был «искусен и богат зело». (См. А. Курбский. История. — РИБ,
т. XXXI, стр. 319). 5 Мартьяновы служили архиепископу. (См. Б. Д. Греков. Новго¬
родский дом св. Софии, стр. 538). 94