История

Опричный террор

Скрынников Р.Г. Опричный террор. -Издательство Ленинградского Университета, 1969

Настоящая книга завершает исследование автора по истории опричнины. В данной книге основное внимание уделено раскрытию механизма массового террора 1569-1572 гг., установлению причин отмены опричнины, выяснению вопроса о социальных и экономических последствиях опричнины в ее историческом значении. Образование опричнины ознаменовало собой своего рода верхушечный политический переворот, имевший целью утвердить принципы самодержавного правления в рамках ограниченной монархии в ущерб традиционным привилегиям аристоркратического боярства, непосредственно участвовавшего в управлении государством.

OCR
25 июля 1570 г. Грозный велел казнить лиц, осужден¬
ных по делу об измене Пимена и новгородцев 1. Местом каз¬
ни была избран.а обширная рыночная площадь в Китай-го¬
роде, именовавшаяся Поганой лужей. В день казни царь Иван явился на площадь в сопровож¬
дении многочисленной вооруженной свиты. Полторы тысячи
конных Стрельцов оцепили Поганую лужу с трех сторон. Еще
накануне опричные мастеровые сделали необходимые приго¬
товления к экзекуции, забили в землю колья и т. д.2. Вступление опричных войск на земскую половину Москвы
и приготовления к казням вызвали панику среди столичного
населения. Люди спешили спрятаться в домах. Улицы и пло¬
щади опустели. Такой оборот дела озадачил царя Ивана, который по¬
спешил обратиться к народу с увещеваниями. Очевидцы пе¬
редают, что царь разъезжал по всей площади, уговаривал
жителей отбросить страх,- приказывал им «подойти посмот¬
реть поближе, говоря, что, правда, в душе у него было наме¬
рение погубить всех жителей города, но он сложил уже с них
свой гнев»3. В речах Грозного заключалось одно поразитель¬
ное признание. «Изобличив» в измене главных московских
дьяков, опричное руководство серьезно помышляло о том,
чтобы покарать все земское население Москвы и учинить в
столице такой же погром, как и в Новгороде. Однако здра¬
вый смысл взял верх, и новые чудовищные планы опричнины так и не были осуществлены. . . « Шлихтинг пишет, что все они в количестве около 500 человек были отве¬
дены в Смоленск для обмена на русских пленных. (См. А. Шлихтинг.
Новое известие, стр. 61). В записке, составленной .секретарем королевского
посольства в Москве, значилось, что царь отпустил в Польшу 400 плен¬
ных поляков и удержал остальных («всех знатных»!?), требуя в виде вы¬
купа икону .божьей матери Виленской. (См. Е. Ф. III м у р л о. Россия и
Италия, т. II, в. 2. СПб., 1913, стр. 246). Тенденциозность этого сообщения
очевидна. Русское правительство никогда не предлагало менять знатных
пленников на икону. Жертвами насилия опричнины стали те 40—50 из-
борских пленников, относительно обмена которых не было достигнуто до¬
говоренности. Шлихтинг называет имена 8 казненных пленников, из ко¬
торых один был холопом, другой служителем, третий «незнатным лицом»
и т. д. (См. А.‘Ш л и х т и н г. Новое известие, стр. 44—45). 1 По Шлихтингу, экзекуция произошла в праздник, день святого Яко¬
ва, т. е. 25 июля 1570 г. По кормовым книгам, опальных Н. Фуникова
с товарищами действительно поминали 25 июля. (См. А. А. Титов.
Вкладные и кормовые книги Ростовского Борисоглебского монастыря.
Ярославль, 1881, стр. 5; А. А. Титов. Вкладные и кормовые книги Иоси¬
фова монастыря. ■— Рукописи славянские и русские, принадлежащие
И. А. Вахромееву, вып. V, ч. 2. М., 1906, стр. 46, 72). 2 А. Шлихтинг. Новое известие, стр. 46; Послание Таубе и Крузе,
стр. 51. По Пискзревскому летописцу, «сам царь выеха вооружася в дос-
пехе и в шоломе и с копием и повеле казнити дияка Ивана Вискова-
тово...» (См. Пискаревский летописец, стр. 78—79). 3 А. Шлихтинг. Новое известие, стр. 46. 92