История

Опричный террор

Скрынников Р.Г. Опричный террор. -Издательство Ленинградского Университета, 1969

Настоящая книга завершает исследование автора по истории опричнины. В данной книге основное внимание уделено раскрытию механизма массового террора 1569-1572 гг., установлению причин отмены опричнины, выяснению вопроса о социальных и экономических последствиях опричнины в ее историческом значении. Образование опричнины ознаменовало собой своего рода верхушечный политический переворот, имевший целью утвердить принципы самодержавного правления в рамках ограниченной монархии в ущерб традиционным привилегиям аристоркратического боярства, непосредственно участвовавшего в управлении государством.

OCR
нине в проведении розысков об измене. Перед самым нов¬
городским походом он самолично возил царю анонимный до-*
нос на Ф. Новосильцева, обвинявшегося в непригожих речах
про государя* 1. После похода В. Я. Щелкалов руководил
казнью новгородских изменников на Москве. Он вычитал
Висковатому его вины, попутно награждал его ударами пле¬
ти, а затем прочел приговор осужденным новгородцам. Незадолго до гибели Висковатый судился с Щелкаловым
и проиграл дело. Он должен был заплатить Щелка лову «за
бесчестье» 200 рублей, но заявил судьям, что платить ему
нечем и предложил в счет денег одну из своих вотчин. После
смерти печатника его вотчины поделили между собой оприч¬
ный боярин князь В. И. Темкин и В. Я. Щелкалов2. В свое
время Темкин был главным следователем по делу митропо¬
лита. В деле Висковатого он, как и Щелкалов, видимо, сыг¬
рал зловещую роль. Примечательно, что помимо переяслав¬
ской вотчины печатника Щелкалов получил также его по¬
местье (1000 четвертей пашни) в Мещевском уезде3. С падением Висковатого братья Щелкаловы сосредото¬
чили в своих руках управление важнейшими Приказами го¬
сударства,. А. Я. Щелкалов наряду с Разрядным приказом
(его он возглавлял уже в марте—июне 1570 г.) стал руково¬
дить Казанским дворцом (октябрь 1570 г.) и Посольской
избой4. В. Я. Щелкалов, служивший вместе с братом в По¬
сольском приказе, к началу 1571 г. получил почетный титул
«введенного дьяка»5. По-видимому, стараниями Щелкаловых
пост печатника. в Казенном приказе занял их приспешник
Б. И. Сукин6. был пожалован в думные дьяки. (См. Сб. РИО, т. 71, стр. 565, 666).
О компетенции Разбойного приказа см.: Г. Котошихин. О России цар¬
ствования Алексея Михайловича. СПб., 1906, стр. 114. 1 Описи царского архива, стр. 37. 2 Раздел переяславской вотчины занял несколько месяцев и был за¬
вершен только 15 марта 1571 года: (См. АИ, т. 1, № 180, стр. 341—342).
Позже Щелкаловы отдали полученную ими вотчину Висковатого в Троице-
Сергиев монастырь. (См. Писцовые книги Московского государства XVI в.
Под ред. Н. В. Калачева, ч. 1, отд. 1. СПб., 1872, стр. 830). ® АИ, т. 1, № 181, стр. 342—343. 4 См. Сб. РИО, т. 71, стр. 630; т. 129, стр. 191, 196, 199; А. И. Ю ш-,
к о в. Акты XIII—XVII вв., представленные в Разряд. М., 1898, № 198. 5 АИ, т. 1, № 180, стр. 341—343. 6 Согласно дальнейшим легендам, Сукин заслужил расположение
А. Я. Щелкалова тем, что возвел к нему «на постелю» свою сестру. В свою
очередь Щелкаловы будто бы помогли Борису Сукину разбогатеть. Пос¬
ланный «для денежных сборов» в провинцию, Сукин сильно нажился:
«для Щелкаловых не смели ему Борису и слова молвить, грабил как хо¬
тел», богатяся «паче меры». (См. Н. П. Лихачев. Разрядные дьяки,
стр. 215). В действительности Б. И. Сукин получил первый думный чин
задолго до победы «партии» Щелкаловых: уже на Земском соборе 1566 г.
он присутствовал как думный человек «у бояр в суде». (См. СГГД, ч. 1,
№ 192, стр. 548). 86