Опричный террор

Скрынников Р.Г. Опричный террор. -Издательство Ленинградского Университета, 1969

Настоящая книга завершает исследование автора по истории опричнины. В данной книге основное внимание уделено раскрытию механизма массового террора 1569-1572 гг., установлению причин отмены опричнины, выяснению вопроса о социальных и экономических последствиях опричнины в ее историческом значении. Образование опричнины ознаменовало собой своего рода верхушечный политический переворот, имевший целью утвердить принципы самодержавного правления в рамках ограниченной монархии в ущерб традиционным привилегиям аристоркратического боярства, непосредственно участвовавшего в управлении государством.

OCR
султану, увещевая его послать войска к Астрахани и Каза¬
ни1. Он же будто бы побудил напасть на Русь крымских та¬
тар2. Все эти обвинения в двойной и даже тройной измене
были абсурдны, но опричные следователи и судьи давно утра¬
тили чувство меры и не заботились о правдоподобности соб¬
ственных измышлений. Суд над печатником был скорым и не¬
правым. В конце июня Висковатый привел к благополучному
концу сложные и ответственные переговоры с литовскими
послами, а вскоре после 3 июля попал под стражу3. Спустя
три недели печатник и его соратники сложили головы на
плахе. Падению Висковатого способствовали внутренние распри,
раздиравшие высшую приказную бюрократию. Против пе¬
чатника интриговали влиятельные думные дьяки братья
Щелкаловы. Старший из братьев,-А. Я. Щелкалов, возглав¬
лял в то время центральное военное ведомство — Разрядный
приказ 4. Он не обладал талантами Висковатого, и его глав¬
ным достоинством была невероятная работоспособность.
Младший из братьев, В. Я. Щелкалов, руководил в середине
60-х гг. Разбойным приказом, заведовал тюрьмами, «масте¬
рами заплечными и палачами»5. Щелкалов помогал оприч¬ 1 А. Шлихтинг. Новое известие, стр. 47. За год до казни Виско¬
ватый посылал тайную грамоту в Кафу к Касим паше, назначенному ру¬
ководить походом турок на Астрахань. Печатник пытался подкупить про¬
дажного пашу, чтобы предотвратить турецкое вторжение. Попытка эта
не удалась. В феврале-марте 1570 г. русский посол Новосильцев, будучи
в Кафе, особо интересовался вопросом, что сталось с тайными грамотами
Висковатого. 2 Отзвуком подобных обвинений бесспорно явилось сообщение оприч¬
ника Штадена о том, что Висковатый «был расположен ко всем татарам
и помогал им», что он «был не прочь, чтобы крымский царь забрал Рус¬
скую землю». (См. Г. Штаден. Записки, стр. 85). 3 Сб. РИО, т. 71, стр. 722. Еще 12 июля от имени печатника Вискова¬
того была составлена грамота польским послам. (См. Сб. РИО, т. 71,
стр. 747). 4 Сб. РИО, т. 71, стр. 345, 395, 630, т. 129, стр. 191. А. Я. Щелкалов
получил думный титул в первые годы опричнины. Он участвовал в засе¬
даниях Боярской думы в июле 1566 г., 18 мая 1568 г. и.25 мая 1570 г.
(Сб. РИО, т. 71, стр. 139, 565, 666; СГГД, ч. 1, № 192, стр. 548). 5 В неизвестное время дьяки В. Я- Щелкалов и М. Вислый составили
и скрепили своими подписями Уставную книгу Разбойного приказа. (См.
ААЭ, т. II, стр. 386). Названную книгу нельзя отождествлять с аналогич¬
ной книгой Разбойного приказа 1555—1556 гг., не имевшей приписей Щел-
калова и Вислого. (См. Памятники русского права (XV—XVII вв.), вып.
IV, изд. под ред. Л. В. Черепнина. М., 1956, стр. 356—370). В 50-х гг.
В. Я. Щелкалов вообще не имел дьяческого чина, а Вислый служил двор¬
цовым дьяком. (См. Разряды, лл. 232, 238 об.). Очевидно, они могли со¬
ставить книгу Разбойного приказа лишь в 60-х гг., когда В. Я. Щелкалов
получил дьячество. В приговорной грамоте Земского собора 1566 г. Щел¬
калов и Вислый записаны вместе среди приказных, не входивших в думу.
(См. СГГД, ч. 1, № 192, стр. 553). Разбойные дьяки в думу не входили.
В 1567 г. Щелкалов ездил с посольством в Литву и вскоре после этого 85