Опричный террор

Скрынников Р.Г. Опричный террор. -Издательство Ленинградского Университета, 1969

Настоящая книга завершает исследование автора по истории опричнины. В данной книге основное внимание уделено раскрытию механизма массового террора 1569-1572 гг., установлению причин отмены опричнины, выяснению вопроса о социальных и экономических последствиях опричнины в ее историческом значении. Образование опричнины ознаменовало собой своего рода верхушечный политический переворот, имевший целью утвердить принципы самодержавного правления в рамках ограниченной монархии в ущерб традиционным привилегиям аристоркратического боярства, непосредственно участвовавшего в управлении государством.

OCR
В феврале 1570 г. ладожане пережили «государьский раз¬
гром». Царь прислал в Ладогу кн. П. И. Борятинского с от¬
рядом опричников, и те.разгромили посад1. Еще более сви¬
репо в Ладоге действовали праветчики дворцовых оброков,
явившиеся туда зимой 1571 г. Местные старожильцы ни сло¬
вом не упоминают о гибели дворовладельцев во время раз¬
грома посада Борятинским. В то же время они отмечают,
что в 1571 г. праветчики забили на правеже двух тяглецов.
Значительно большие опустошения наделали в Ладоге голод
и чума в 1570—1571 гг.2. Опричный грабеж лишь усугубил
бедствие. К 1571 г. на ладожском посаде было 77 пустых
тяглых дворов и только 31 жилой двор. Аналогичная картина наблюдалась в Кореле и Орешке3. Сельская местность пострадала от опричников несрав¬
ненно меньше, нежели посады. Показательным в этом смыс¬
ле является обыск в десяти общинах Кирьяжского погоста
под Корел ой, составленный в марте 1571 г. Кирьяжский по¬
гост, заселенный в основном черносошными крестьянами,
принадлежал к числу -крупнейших погостов Новгородской
земли. Описание кирьяжских общин уникально по количе¬
ству и точности собранных сведений. Местные общинные
власти и духовенство сообщили дозорщикам исключительно
подробные сведения о причинах и времени запустения общин¬
ных земель. Данные эти сведены нами в таблице 3. Следуя данным дозорщиков, в течение более чем сорока
лет (1523—1566) в погосте запустело 148 крестьянских на¬
делов (луков), а в последующие 47г года (с 1 сентября
1566 г. до 21 марта 1571 г.) запустело 995 луков. Ко вре¬
мени дозора из 956 наделов в «живущем» оставался 51 на¬
дел, иначе говоря запустело около 95% крестьянской пашни 1 Относительно дворов, запустевших в 1570 г., старожилы показали:
«А ис тех дворов жильцы разошлись безвестно, а иные вымерли после
государьского розгрому лета 7070 осьмого, как был князь Петр Иванович
Болятинский». (См. Д. Я. Самоквасов. Архивный материал, т. II, ч. 2,
стр. 305). 2 Относительно дворов, запустевших в 1571 г., жители показали: из
тех дворов «жильцы розошлись безвистно и розошлись в нищих после го¬
сударьского правежу лета 7079», «а которые жильцы разошлись без¬
вистно и которые пошли в нищих з государьских правежей и от хлеб¬
ного недороду и от дорогого, а иные по селам и по деревням волочась
с холоду и з голоду и примерли». (Курсив наш. — Р. С.). (См. Д. Я. Са¬
моквасов. Архивный материал, т. И, ч. 2, стр. 305). 3 В Кореле и Сванском Волочке в 1568—1569 гг. было 468 тяглых
дворов, пустовал только один двор. К 1571 г. в Кореле числилось 410 дво¬
ров, из них 273 запустевших. (См. А. Г. Ильинский. Городское насе¬
ление Новгородской области в XVI в.— ЖМНП, 1876, № 6, стр. 230; Про¬
должение.—«Историческое обозрение», т. IX, СПб., 1897, стр.,183; Д. Я. С а-
моквасов. Архивный материал, т. II, ч. 2, стр. 372). В Орешке к 1572г.
из 139 дворов в «живущем» осталось только 19. (См. Д. Я. Самоква¬
сов. Архивный материал, т. II, ч. 2, стр. 363). 72 I