Опричный террор

Скрынников Р.Г. Опричный террор. -Издательство Ленинградского Университета, 1969

Настоящая книга завершает исследование автора по истории опричнины. В данной книге основное внимание уделено раскрытию механизма массового террора 1569-1572 гг., установлению причин отмены опричнины, выяснению вопроса о социальных и экономических последствиях опричнины в ее историческом значении. Образование опричнины ознаменовало собой своего рода верхушечный политический переворот, имевший целью утвердить принципы самодержавного правления в рамках ограниченной монархии в ущерб традиционным привилегиям аристоркратического боярства, непосредственно участвовавшего в управлении государством.

OCR
Поветрие началось в Шелонской пятине в июле 1566 г., а за¬
тем распространилось по всем западным уездам страны. В сентябре 1566 г. Пимен известил царя, что от лихого по- *
ветрия «многие люди умирают знаменем» на «штинадцати»
улицах Новгорода. Эпидемия стихла только в мае 1567 г. !.
Вторично чума посетила Новгород в 1571 г. Высшей точки
эпидемия достигла к весне. В мае власти хоронили множе¬
ство умерших поветрием горожан в братских могилах у стен
Рождественского монастыря. Эпидемия продолжалась до глу¬
бокой осени1 2. Согласно писцовым книгам, от чумы и по другим причи¬
нам только на Софийской стороне запустел 161 тяглый двор
в 1567 г., 190 дворов в 1570 г. и 240 дворов в 1571 году.
Одной из причин разорения сотен посадских дворов (на обеих
сторонах Новгорода) в 1570 г. явился опричный погром. Но
значительно более важной причиной запустения был свиреп¬
ствовавший тогда голод. Предыдущий год оказался неуро¬
жайным не только в Новгороде, но и в московских городах. По летописям, «недород был великой, ...рожь обратилась тра¬
вою мялицею и бысть глад велий»3. Вследствие неурожая
цены на рожь в Москве, Твери и других городах поднялись
к зиме в 5—10 и более раз против обычных4. Для Новго¬
родской земли плохой урожай и невозможность подвезти
хлеб из Москвы имели катастрофические последствия. Оп¬
ричники явились в Новгород в разгар страшного голода.
Доведенные до отчаяния горожане крали в глухие зимние
ночи тела убитых людей и питались ими, иногда солили
человечину в бочках5. Участники похода Таубе и Крузе пе¬
редают многие подробности относительно страшного голода
в Твери и Новгороде. «Один человек ел другого», «трупы
выкапывались из могил и съедались», «в общем тяжело го¬
ворить о том бедствии и горе, которое мы видели своими
глазами». По свидетельству тех же авторов, в Твери от го- 1 ПСРЛ, т. XIII, стр. 404; Псковские летописи, т. II, стр. 249; Нов¬
городские летописи, стр. 336. 2 Новгородские летописи, стр. 106, III. 3 См. М. Н. Тихомиров. Малоизвестные летописные памятники
XVI в., стр. 89. 4 Летописец Иосифо-Волоколамского монастыря записал под 7078 го¬
дом: «Тое ж зимы была меженина велика добре, на Москве и в Твери
и на Волоце ржи четверть купили по полутора рубля и по шьтидесят
алтын. И людей много мерло с голоду». (См. А. А. Зимин. Краткие ле¬
тописцы XV—XVI вв. — «Исторический архив», т. V. М.—Л., 1960, стр. 21).
Не только под Москвой, но и в опричном Суздале, цена ржи поднялась до
рубля за четверть. (См. А. Г. М а н ь к о в. Цены и их движение в Рус¬
ском государстве в XVI в. АН СССР, М.—Л., 1951, стр. 32). 5 А. Шлихт инг. Новое известие, стр. 32. 70