Опричный террор

Скрынников Р.Г. Опричный террор. -Издательство Ленинградского Университета, 1969

Настоящая книга завершает исследование автора по истории опричнины. В данной книге основное внимание уделено раскрытию механизма массового террора 1569-1572 гг., установлению причин отмены опричнины, выяснению вопроса о социальных и экономических последствиях опричнины в ее историческом значении. Образование опричнины ознаменовало собой своего рода верхушечный политический переворот, имевший целью утвердить принципы самодержавного правления в рамках ограниченной монархии в ущерб традиционным привилегиям аристоркратического боярства, непосредственно участвовавшего в управлении государством.

OCR
дело послужило удобным предлогом для ограбления новго¬
родско-псковского архиепископства. Секуляризация монастырских и церковных сокровищ яви¬
лась едва ли не главным содержанием опричного похода
на Тверь, Новгород и Псков1. «Государев разгром» надолго
подорвал влияние и могущество крупнейшей в стране новго¬
родско-псковской епархии. После низложения митрополита
Филиппа И' суда над архиепископом Пименом русская цер¬
ковь надолго лишилась того влияния, которым она пользо¬
валась ранее. Благодаря секуляризации сокровищ новгородской церкви
опричное правительство смогло разрешить свои финансовые
затруднения и нашло средства для продолжения дорогостоя¬
щих опричных затей. Примечательно, что опричники не решились наложить
руку на главное богатство церкви, ее земли, понимая, что
подобная мера вызовет единодушное осуждение со стороны
всего русского духовенства. Под предлогом борьбы с изменой опричники ограбили
богатейшее торгово-промышленное население Твери, Новго¬
рода и Пскова. Конфискованные купеческие товары и капи¬
талы также пополнили собой опричную казну. «Государев разгром» нанес большой ущерб посадскому
населению Новгородской, Псковской и отчасти Тверской зе¬
мель, на ряд лет подорвал торговлю Новгорода и Пскова
с западноевропейскими странами. В отличие от антицерковных мер, санкции опричнины про¬
тив посада носили кратковременный, скоротечный характер.
Их целью было скорее устрашение, нежели поголовное ис¬
требление населения. Количество жертв новгородского погрома не поддается
точному исчислению. Известный исследователь новгородской
истории А. Г. Ильинский, опираясь на данные новгородской
летописи, подсчитал, что в погроме погибло не менее 40 ты¬
сяч человек1 2. А. А. Зимин пишет, что подобный вывод не
кажется чрезмерным преувеличением, солидаризируясь, та¬
ким образом, с мнением А. Г. Ильинского3. 1 Мнение о преимущественно антицерковной направленности оприч¬
ных репрессий в Новгороде высказал уже А. М. Гневушев, опиравшийся
на показания позднейших писцовых книг Новгорода. (См. А. М. Гневу¬
шев. Экономическое положение Великого Новгорода во второй половине
XVI в. — «Сб. Новгородского общества любителей древности», вып. 6.
Новгород, 1912, стр. 18). 2 А. Г. Ильинский. Городское население4Новгородской области в
XVI в. — «Историческое обозрение», т. IX. СПб., 1897, стр. 37. 3 «К 60-м годам XVI в., — пишет А. А. Зимин, — конечно, новгород¬ ское население насчитывало более 30 тысяч человек. Но в таком случае
вывод А. Г. Ильинского о гибели 40 тысяч жителей Новгорода и его 62