Опричный террор

Скрынников Р.Г. Опричный террор. -Издательство Ленинградского Университета, 1969

Настоящая книга завершает исследование автора по истории опричнины. В данной книге основное внимание уделено раскрытию механизма массового террора 1569-1572 гг., установлению причин отмены опричнины, выяснению вопроса о социальных и экономических последствиях опричнины в ее историческом значении. Образование опричнины ознаменовало собой своего рода верхушечный политический переворот, имевший целью утвердить принципы самодержавного правления в рамках ограниченной монархии в ущерб традиционным привилегиям аристоркратического боярства, непосредственно участвовавшего в управлении государством.

OCR
ненных новгородцев были не вассалы Пимена, а крупнейшие
помещики, принадлежавшие, как и боярин Данилов, к верхам
боярской знати. В кратком синодике опальных, перечисляв¬
шем имена членов думы и их ближайших родственников, вы¬
дающихся воевод и приказных, из всех погибших в Новго¬
роде лиц записаны только четверо: «Василий Данилов, Гри¬
горий Волынский, князь Андрей Бычков-Ростовский, Васи¬
лий Бутурлин» 1. Г. Волынского, поименованного в синодике, можно отож¬
дествить с Г. И. Вороным, одним из последних отпрысков
могущественного боярского рода Вороных-Волынских.
Г. И. Вороной служил во Ржеве, но, видимо, владел также
большим отцовским поместьем в Новгороде2. Он приходился
двоюродным племянником известному боярину М. И. Воро-
ному-Волынскому и, по-видимому, был его единственным на¬
следником 3. В. А. Бутурлин был очень видным земским' воеводой и
в последние годы жизни служил «в окольничьего место»4.
Старшие братья Василия были членами Боярской думы.
Курбский, сообщая о казни Василия Бутурлина, отмечает,
во-первых, что с ним погибли его «единоплемянные» и, во-
вторых, что Бутурлины были «сродницы» конюшему И. П. Фе¬
дорову5. По синодику, в новгородском разгроме погибли тро¬
юродный племянник Василия Г. Д. Полуектов-Бутурлин, а
также Л. Т. Бутурлин6. 1 См ниже, стр. 289. 2 ТКТД, стр. 114; П. А. Садиков. Очерки, стр. 367; ср. ТКТД,
стр. 179; Новгородские писцовые книги. Изд. Археограф, комиссией, т. IV.
СПб., 1836, стр. 252, 254, 256. 3 Родословная книга российских князей и дворян, ч. И. М., 1787,
стр. 93. Ко времени новгородского похода Г. Волынский был молодым
человеком и только начинал службу. В 1562—1565 гг. он исполнял долж¬
ность писца в Новгороде: сохранилось упоминание о «письме» и «мере»
«Григория Волынского да Федора Калитина 7071 и 72 и 73 годов». (См.
Б. Д. Греков. ^Новгородский дом св. Софии, стр. 24). Некоторые из
Волынских, например Константин, служили Пимену. (См. Д. Я. Само-
квасов. Архивный материал, т. I, ч. 1. стр. 129). Современниками похо¬
да были Г. В. Волынский, показанный в родословцах бездетным, и
Г. С. Волынский. (См. А. Б. Лобанов-Ростовский. Русская родо¬
словная книга, т. I, изд. 2. СПб., 1895, стр. 112—ИЗ). Оба названных
Волынских занимали весьма невысокое служебное положение и никак не
могли быть записаны в краткий синодик самых знатных государевых
опальных. 4 Сб. РИО, т. 71, стр. 348—417. В феврале 1565 г. В. А. Бутурлин
служил воеводой передового полка в сражении с литовцами под Красным.
В августе 1565 г. он с отрядом астраханских татар совершил поход в
Ливонию. (См. Разряды, лл. 327, 329 об., 333; Псковские летописи, в. И,
стр. 248). В 1566 г. Бутурлин был воеводой в Дорогобуже. (См. Разря¬
ды, л. 334). 5 А. Курбский. История. — РИБ, т. XXXI, стр. 303—304. 6 Родословная книга, ч. 1, стр. 343, 341. После казни Г. Д. Полуекто- 4 Ученые записки, том 374 49