Опричный террор

Скрынников Р.Г. Опричный террор. -Издательство Ленинградского Университета, 1969

Настоящая книга завершает исследование автора по истории опричнины. В данной книге основное внимание уделено раскрытию механизма массового террора 1569-1572 гг., установлению причин отмены опричнины, выяснению вопроса о социальных и экономических последствиях опричнины в ее историческом значении. Образование опричнины ознаменовало собой своего рода верхушечный политический переворот, имевший целью утвердить принципы самодержавного правления в рамках ограниченной монархии в ущерб традиционным привилегиям аристоркратического боярства, непосредственно участвовавшего в управлении государством.

OCR
Под пытками опальные новгородцы давали любые нуж¬
ные палачам показания. Таким путем после длительных до¬
просов были «изобличены» в измене главные сообщники боя¬
рина Данилова — Пимен, новгородские дьяки и дворяне. Местный летописец весьма точно определяет круг лиц,
привлеченных к дознанию во время следствия на Городище.
По его словам, царь велел привести к себе на суд «владыч¬
ных боляр и иных многих служивых людей и детей боярских
и гостей и всяких градцких и приказных людей и изрядных
и именитых торговых людей...»1. (Курсив наш. — Р. С.) В царский лагерь на Городище были доставлены архи¬
епископские бояре кн. А. Тулупов и кн. В. Шаховской, вла¬
дычный дворецкий Н. Цыплятев, Т. Пешков, конюший И. Ми¬
лославский и сотни других дворян, служивших в архиепископ¬
ском полку2. Самые видные из архиепископских вассалов
были увезены в Москву. Царь не желал казнить их до собор¬
ного суда над Пименом. Некоторые архиепископские вассалы
были казнены в Новгороде. В новгородских списках синодика
записаны имена Т. Пешкова3, И. Милославского с братьями 4,
многих Цыплятевых и их родственников Мусоргских. Подробные записи синодика опальных позволяют устано¬
вить поименно круг лиц, казненных в Новгороде в период
разгрома5. Можно установить, что самыми знатными из каз- 1 Новгородские летописи, стр. 400. В другом списке «Повести» сказа¬ но кратко: «владычних бояр и' иных, многих служивых людей». Там
же, стр. 341). Весьма точно круг лиц, преданных суду, определен в ста¬
тейном списке: «из изменного дела 78-го году на ноугородцкого архиепи-
скупа на Пимина и на новгородцких дияков и на подьячих, и на гостей
и на владычных приказных и на детей боярских и на подьячих...» (Курсив
наш. — Р. С.) (См. ДДГ, стр. 480). Как видно, опричники не посмели об¬
винить в измене все многотысячное новгородское дворянство. Главными
обвиняемыми оказались, во-первых, приказная администрация Новгорода
и, во-вторых, архиепископ Пимен с его вассалами — дворянами и при-
казными. • - 2 Только в одном Ладожском присуде поместьями владели 30 детей
боярских и слуг архиепископа. (См. Д. Я. С а м о к в а с о в. Архивный ма¬
териал, М., 1905, т. I, ч. I, стр. 185, 189—192). На Софийской стороне насчитывалось 50 дворов архиепископских де-
тей боярских, 3 двора владычных дворецких, 9 дворов владычных подь¬
ячих и т. д., всего же 101 двор. (См. А. М. Г н е в у ш е в. Экономическое
положение Великого Новгорода во второй половине XVI в. Сб. Новгород¬
ского общества любителей древности, в. VI, Новгород, 1912,-стр. 11). 3 Т. Пешков в 7070 (1561—1562) г. руководил описанием земель Со¬
фийского дома в Олонецком погосте. (См. Б. Д. Греков. Новгородский
дом св. Софии, ч. I. СПб., 1914, стр. 536). 4 И. Милославский упомянут как конюший архиепископа и «владычен
помещик» в документах 1547—1556 гг. (См. Расходная книга Новгород¬
ского Софийского дома1 за 1547—1548 гг. — Известия археологического
общества, т. III, 1861, стр. 41; Д. Я. Самоквасов. Архивный мате¬
риал, т. I, ч. 1, стр. 191—192). 5 Подробнее см. ниже, стр. 273—274, 276—282. 48