Опричный террор

Скрынников Р.Г. Опричный террор. -Издательство Ленинградского Университета, 1969

Настоящая книга завершает исследование автора по истории опричнины. В данной книге основное внимание уделено раскрытию механизма массового террора 1569-1572 гг., установлению причин отмены опричнины, выяснению вопроса о социальных и экономических последствиях опричнины в ее историческом значении. Образование опричнины ознаменовало собой своего рода верхушечный политический переворот, имевший целью утвердить принципы самодержавного правления в рамках ограниченной монархии в ущерб традиционным привилегиям аристоркратического боярства, непосредственно участвовавшего в управлении государством.

OCR
Рюссов и Гваньини. Но в связи с «покушением» Старицкого
на жизнь царя новгородцам было предъявлено еще одно об¬
винение: их объявили соучастниками «заговора» Старицкого.
Как значилось в подлинном судном дёле, заговорщики будто
бы хотели «Новгород и Псков отдати литовскому королю, а
царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии хотели
злым умышленьем извести, а на государство посадити князя
Володимера Ондреевича» *. В своем окончательном виде обви¬
нение против новгородцев носило весьма абсурдный харак¬
тер, так как заключало в себе взаимоисключающие моменты.
Участники заговора желали доставить престол кн. Старин¬
ному и в то же время перейти со всеми своими землями под
власть польской короны. Из династических соображений вла¬
сти предпочитали держать в тайне обвинения, касавшиеся
участия в новгородском заговоре двоюродного брата царя. $ $ Суд над Старицким и архиепископом Пименом вызвал
серьезные разногласия в опричной думе. «Новгородское де¬
ло» встревожило тех деятелей опричнины, которые не утра'
тили способности сообразовать свои действия, помимо сооб¬
ражений карьеры, также и со здравым смыслом. Бессмыс¬
ленность обвинений, выдвинутых против одного из наиболее
авторитетных руководителей церкви Пимена, была очевидна.
Среди прочих деятелей церкви Пимен выделялся своей не¬
изменной лояльностью к опричному правительству и предан¬
ностью царю. Опальный архиепископ всегда поддерживал
дружеские отношения с руководителями опричнины Басмано¬
выми и Вяземским. Более дальновидные члены опричной думы имели осно¬
вания опасаться, что расправа с Пименом приведет к новым
осложнениям во взаимоотношениях между правительством и
церковью. Они не могли забыть кризиса, вызванного «де¬
лом» Филиппа, и боялись, что расправа с Пименом усилит
непопулярность опричной политики и скомпрометирует оприч¬
ное руководство. Помимо всего прочего, они опасались и за I,1 ДДГ, стр, 480. Датский посол Я. Ульфельд в 1578 г. беседовал в
Новгороде с «достоверными людьми», очевидцами опричного погрома,
которые рассказали ему следующее. В 1570 г. у царя возникло относи¬
тельно его двоюродного брата подозрение (о чем тот и не помышлял),
будто тот хотел обмануть его и учинить коварство, но было ли так, знает
бог. Царь отравил его, разорил Новгородскую землю и побил много ты¬
сяч люйей, по поводу которых он имел подозрение из-за брата, ранее им
отравленного, что будто они стояли с ним заодно. (Iacobi Ulfeldii lega-
tio Moscovitica. — Historiae Ruthenicae Scriptores Exteri saeculi XVI, Vol. I, Berolini et Petropoli, 1842, X, p. 8). He вполне точный перевод приве¬
денного текста сделан Е. В. Барсовым. (См. Путешествие в Россию
Я. Ульфельда. — Чтения ОИДР, М., 1883, кн. 1, отд. III, стр. 13—14). 40