Опричный террор

Скрынников Р.Г. Опричный террор. -Издательство Ленинградского Университета, 1969

Настоящая книга завершает исследование автора по истории опричнины. В данной книге основное внимание уделено раскрытию механизма массового террора 1569-1572 гг., установлению причин отмены опричнины, выяснению вопроса о социальных и экономических последствиях опричнины в ее историческом значении. Образование опричнины ознаменовало собой своего рода верхушечный политический переворот, имевший целью утвердить принципы самодержавного правления в рамках ограниченной монархии в ущерб традиционным привилегиям аристоркратического боярства, непосредственно участвовавшего в управлении государством.

OCR
обладала ни достаточной самостоятельностью, ни достаточ¬
ным аппаратом насилия. Отказ от антикняжеских репрессий
объяснялся тем, что, с точки зрения правительства, казанское
переселение достигло основной цели, подорвав влияние и бо¬
гатство фрондирующей титулованной знати. Помимо всего
прочего, правительство могло осуществлять свою политику
до той лишь поры, пока его мероприятия пользовались доста¬
точной поддержкой со стороны старомосковского боярства
и дворянства в целом. Между тем опричная политика пришла
в столкновение с интересами влиятельных сил земщины.
Опричнинойбыли,недовольны не одни-только жертвы оприч¬
ных репрессий. Глубокое негодование в среде земского дво¬
рянствавызывали произвольные конфискации дворянских
земельных владений в опричных уездах, совершенно незакон¬
ные с точки зрения феодального права, угроза распростране¬
ния опричных порядков на любой из уездов земщины, возму¬
тительные привилегии «кромешников», их насилия и полная
безнаказанность. Летом 1566 г. члены созванного в Москве Земского собора
открыто потребовали упразднения ненавистные им опричных
порядков. Высшей курией Земского собора, определявшей всю
его работу, была Боярская дума. Ее состав дает весьма точ¬
ное представление о правительстве земщины в тот период.
Безраздельным влиянием в думе пользовалась старомосков¬
ская знать и тесно связанная с ней высшая приказная бюро¬
кратия (15 бояр и окольничих и 10 думных дьяков). Удель¬
ная знать была представлена тремя лицами, зато суздальская
вовсе не имела представителей в думе, а из прочей титуло¬
ванной знати в думе заседали только двое лучших воевод1. Наибольшим политическим весом, в земщине обладали
две боярские группировки: первую из них возглавляли За¬
харьины, вторую — конюший И. П. Федоров-Челяднин.
Захарьины не участвовали в поручительстве за опальных,
даже когда аресту подверглись их ближайшие родственники
Шереметевы. Совершенно иной была позиция конюшего И. П. Федо¬
рова. Именно он возглавил ту группировку в Боярской думе,
которая добилась освобождения И. В. Большого Шереметева,
взяла на поруки И. П. Яковлева-Захарьина и князя М. И. Во¬
ротынского. По-видимому, поддержка этой наиболее влия¬
тельной группировки позволила Ф. Колычеву выставить тре¬
бование об упразднении опричныхЛйорядков и обеспечила
его избрание на митрополичий престол. После выступления
оппозиции казни подверглись несколько дворян, в их числе - I 1 Собрание государственных грамот и договоров, ч. 1. СПб., 1813,
№ 192, стр. 545—556. 4 - '