История

Опричный террор

Скрынников Р.Г. Опричный террор. -Издательство Ленинградского Университета, 1969

Настоящая книга завершает исследование автора по истории опричнины. В данной книге основное внимание уделено раскрытию механизма массового террора 1569-1572 гг., установлению причин отмены опричнины, выяснению вопроса о социальных и экономических последствиях опричнины в ее историческом значении. Образование опричнины ознаменовало собой своего рода верхушечный политический переворот, имевший целью утвердить принципы самодержавного правления в рамках ограниченной монархии в ущерб традиционным привилегиям аристоркратического боярства, непосредственно участвовавшего в управлении государством.

OCR
ского боярского рода. Ко времени опричнины он занимал
видное положение в земщине. По словам А. Шлихтинга, он
служил «начальником над воинскими орудиями» и в его ве¬
дении находились пушкари 1. На основании этого свидетель¬
ства можно заключить, что боярин Данилов возглавлял Пуш¬
карский приказ. Краткая записка о московских' приказах на¬
чала XVII в. определяла, что во главе Пушкарского приказа
стоял боярин и что в его ведении находился «весь наряд, на
Москве и по всем городом, пушки и пищали» и пр.2. Пуш¬
карский приказ существовал, по-видимому, уже в конце 60-х
гг. XVI в.3. По службе В. Д. Данилов был тесно связан
с боярином И. П. Федоровым, возглавлявшим центральный
Конюшенный приказ. Тотчас после введения опричнины В. Д. Данилов служил под начальством Федорова в составе
московской боярской комиссии4. В 1566 г. Данилов участво¬
вал в деятельности Земского собора. Самый осведомленный из авторов того периода А. Шлих-
тинг сообщает о гибели Данилова следующее. В. Д. Дани¬
лов притеснял и обкрадывал находившихся в его приказе
пушкарей и стрельцов. Среди обиженных было несколько
пленных полоцких пушкарей. Они пытались бежать в Литву,
но были пойманы и на допросе показали, будто за рубеж их
послал сам Данилов. Опричники подвергли боярина пыткам,
и тот, не выдержав мучений, «признался», что изменил в
пользу польского короля и составил заговор5. Достоверность рассказа Шлихтинга подтверждается ис¬
точниками строго документального происхождения, описью
царского архива и синодиком. В архиве хранилась «отписка
ко государю в Васильеве деле Дмитреева (Данилова.—
Р. С.) о пушкарях о беглых о Мишках». (Курсив наш. — 1 А. Шлихтинг. Новое известие, стр. 34. 2 АИ, т. II, № 355, стр. 424. 3 А. Лебедянская полагает, что первое упоминание о Пушечном при¬
казе относится к 1577 году. (См. Акты Московского государства, т. 1.
СПб., 1890, № 26, стр. 39; А. Л е б е д я н с к а я. Пушкарский приказ.
Автореферат диссертации. М., 1950, стр. 3). Однако в официальной дипло¬
матической документации московские «Пушечные избы» упоминаются
уже под 1570 годом. К тому же году относится упоминание о том, что
«пушечный приказчик» выдавал корм литовским послам. (См. Сб. РИО,
т. 71, стр. 626, 639). 4 В. Д. Данилов начал службу на воеводстве в Смоленске в 1548 г.
(Разряды лл. 155, 208, 217). Думный титул окольничего он получил
к сентябрю 1555 г. (Там же, л. 226 об.). Осенью 1555 г. Данилов пытал¬
ся местничать с боярином А. Д. Басмановым, но потерпел неудачу. (Там
же, лл. 226 об. — 227). Позже он служил воеводой в Юрьеве (в 1558 г.)
и Полоцке (в 1564 г.). Данилов получил боярский чин к 1564 г. (Там
же, лл. 249, 304, 316). После введения опричнины 13 марта 1565 г. он был
отозван из Полоцка и 19 сентября назначен в состав боярской комиссии,
управлявшей Москвой. (Там же, лл. 318, 331 об.). 5 А. Шлихтинг. Ново? известие, стр. 38. 37