Опричный террор

Скрынников Р.Г. Опричный террор. -Издательство Ленинградского Университета, 1969

Настоящая книга завершает исследование автора по истории опричнины. В данной книге основное внимание уделено раскрытию механизма массового террора 1569-1572 гг., установлению причин отмены опричнины, выяснению вопроса о социальных и экономических последствиях опричнины в ее историческом значении. Образование опричнины ознаменовало собой своего рода верхушечный политический переворот, имевший целью утвердить принципы самодержавного правления в рамках ограниченной монархии в ущерб традиционным привилегиям аристоркратического боярства, непосредственно участвовавшего в управлении государством.

OCR
ным продуктом глубокого социального брожения в низах.
Элементы недовольства в народе особенно усилились в связи
с кризисными явлениями в новгородской экономике. Главной причиной аграрного кризиса, охватившего нов¬
городские земли в конце 60—начале 70-х гг., было прогрес¬
сирующее разорение мелкокрестьянского производства вслед¬
ствие ряда неурожайных лет, эпидемий и, наконец, непосиль¬
ного податного гнета !. Бедствия и неурожаи привели к повсеместному росту не¬
доимок и значительному сокращению податных поступлений
в казну. Между тем опричное правительство нуждалось в но¬
вых средствах для таких дорогостоящих затей, как строи¬
тельство опричных крепостей, войны и т. д. Поэтому оно ста¬
ралось любой ценой пополнить пустующую казну, не оста¬
навливаясь перед прямым грабежом подданных. Ареной знаменитых опричных правежей стали бывшие
новгородские владения в Поморье и на Севере. Опричный
праветчик Б. Ф. Леонтьев в конце 60-х гг. дотла разорил
земскую волость Варзугу, взыскав с нее несколько тысяч руб¬
лей 2. Во время похода в Варзугу опричники пограбили со¬
седние волости Шую, Кемь, Кереть, Кандалакшу и Умбу, в
результате чего там запустели многие дворы и соляные вар¬
ницы. Опричник Штаден, побывавший в Шуе в 70-х гг., так
характеризует состояние города после правежа: «Шуя Ка¬
рельская — бухта и незащищенный посад. Опустошен оприч¬
ными» 3. 1 По подсчетам Н. Яницкого, уже в 1564—1566 гг. в Бежецкой пятине
на поместных землях впусте лежало не менее 27,35% тяглых крестьянский
наделов, обеж. (См. Н. Я н и ц к и й. Экономический кризис в Новгород¬
ской области XVI века. Киев, 1915, стр. 32, 48). Процесс разорения зе¬
мель затронул в 60—70 гг. многие уезды страны. А. А. Зимин, С. М. Каш¬
танов и А. Г. Маньков приводят интересные данные о запустении вотчин
Волоколамского, Успенского Старицкого, Антониева Новгородского и
Краснохолмского монастырей в различных уездах страны в конце 60-х и
в 70-х гг. (См. А. А. Зимин. Опричнина, стр. 403, 404; С. М. Каш т а-
н о в. К изучению опричнины Ивана Грозного. — «История СССР», 1963,
№ 2, стр. 114; А. Г. Маньков. О положении крестьян в феодальной вот¬
чине России второй половины XVI века. — «История СССР», 1959, № 4,
стр. 143). 2 Правительство послало Леонтьева для разрешения какого-то позе¬
мельного спора между опричным посадом Колмогорами и земской Варзу-
гой в 1568 г. (См. П. А. Садиков. Очерки, стр. 199—200). Позже
Леонтьев ездил для правежа в Сумскую волость Соловецкого монастыря.
Волостные крестьяне избежали разорения лишь благодаря тому, что су¬
мели откупиться от опричников деньгами. 3 Г. Ш т а д е н. Записки, стр. 64. Штаден проезжал через Шую около
1574—1575 гг., следовательно и через семь-восемь лет последствия оприч¬
ного правежа на севере давали себя знать. Дозорщики, ездившие в
Керетскую волость, сообщили, что многие дворы и варницы волости за¬
пустели «от лета 7076-го году от лихова поветрия и от голоду и от Ба¬
саргина правежу и от Двинского иску». (См. П. Садиков. Очерки,
стр. 199). 31