Опричный террор

Скрынников Р.Г. Опричный террор. -Издательство Ленинградского Университета, 1969

Настоящая книга завершает исследование автора по истории опричнины. В данной книге основное внимание уделено раскрытию механизма массового террора 1569-1572 гг., установлению причин отмены опричнины, выяснению вопроса о социальных и экономических последствиях опричнины в ее историческом значении. Образование опричнины ознаменовало собой своего рода верхушечный политический переворот, имевший целью утвердить принципы самодержавного правления в рамках ограниченной монархии в ущерб традиционным привилегиям аристоркратического боярства, непосредственно участвовавшего в управлении государством.

OCR
вдвое превосходило силы опричного корпуса. И опричное пра¬
вительство, проводя крайне непопулярный политический курс,
вынуждено было пристально следить за настроениями наи¬
более влиятельного в земщине отряда дворянства. Конечно,
к фронде примыкала лишь ничтожная часть новгородцев, не-,
посредственно задетых опричниной. И все же, несмотря
на свою немногочисленность и слабость, фронда внушала
опричному руководству самые серьезные опасения. До середины XVI в. Новгород сохранял значение круп¬
нейшего после Москвы торгово-ремесленного и культурного
центра 1. Давнее культурное и торговое соперничество этих,
двух городов сыграло некоторую, хотя и не слишком боль¬
шую роль в том, что опричная политика приобретает анти-
новгородскую направленность. Несравненно более важное
значение в этом плане имело обострение социальных проти¬
воречий в Новгороде, связанное с экономическим упадком
конца 60-х годов. Как мы отмечали выше, в жизни некогда независимых
феодальных республик Новгорода и Пскова социальные кон¬
трасты проявлялись в особенно резкой форме. Массовые вы¬
селения в Москву конца XV и начала XVI в. затронули почти
исключительно привилегированные сословия республик, бояр¬
ство и городской патрициат, богатых купцов и мастеров.
Основная масса податного населения посада, «меньшие» люди
остались на месте. Они были живыми носителями демокра¬
тических традиций новгородской старины. В их среде сохра¬
нился изрядный запас антимосковских настроений. Насилия
и злоупотребления со стороны московской приказной адми¬
нистрации и дворян питали и поддерживали подобные на¬
строения. Исключительной остротой отличались социальные
противоречия между верхним слоем посадского населения —
«лучшими» и «середними» людьми — и эксплуатируемым на¬
селением— «меньшими» людьми: подмастерьями, работными
людьми, ярыжками, казаками-наймитами и т. д. В численном
отношении «молодшие люди» составляли основную массу по¬
садского населения Новгорода и Пскова. Происходившее в
низах глубокое социальное брожение было источником по¬
стоянной тревоги для власть имущих. Временами оно выры¬
валось наружу, как то произошло в самом начале Казанской
войны. По предписанию Москвы в 1545 г. тяглое посадское
население Новгорода снарядило в поход 1334 пищальника 2.
При раскладке повинности возник спор между богатыми куп-
цами-сурожанами и «черными людьми». Власти приняли сто- 1 См. А. П. П р о н ш т е й н. Великий Новгород в XVI веке. Харьков, 1957. 2 См. ААЭ, т. I, Ко. 205. 29