История

Опричный террор

Скрынников Р.Г. Опричный террор. -Издательство Ленинградского Университета, 1969

Настоящая книга завершает исследование автора по истории опричнины. В данной книге основное внимание уделено раскрытию механизма массового террора 1569-1572 гг., установлению причин отмены опричнины, выяснению вопроса о социальных и экономических последствиях опричнины в ее историческом значении. Образование опричнины ознаменовало собой своего рода верхушечный политический переворот, имевший целью утвердить принципы самодержавного правления в рамках ограниченной монархии в ущерб традиционным привилегиям аристоркратического боярства, непосредственно участвовавшего в управлении государством.

OCR
мили вотчины, принадлежавшие опальному Федорову, и без¬
жалостно перебили его «подданных». Боярские слуги состав¬
ляют подавляющую часть лиц (а именно 293 из 369), внесен¬
ных в «Список 6 июля». Часть из них (157 человек) прямо
названа «людьми» Ивана Петровича Федорова. Остальных
с большой долей вероятности т^кже можно считать слугами
Федорова. Через весь «Список 6 июля» тянутся описания раз¬
громленных вотчин Федорова, сначала ближних (Коломен¬
ские села), а в конце — наиболее отдаленных (в Бежецком
Верху). В списке приводятся сведения не только о месте каз¬
ни, но и имена опричников, руководивших расправой, данные
о способах казни («ручным усечением») и т. д. Очевидно, все
эти подробности были заимствованы составителями приказ¬
ного списка опальных из подлинного отчета опричников о ре¬
прессиях по делу Федорова, согласно которому на 6 июля
1568 г. было казнено 369 человек. Подобное же происхождение, по-видимому, имеет запись
синодика о массовых казнях на Москве 25 июля 1570 года.
Очевидец казни А. Шлихтинг называет имена пяти главных
дьяков, погибших в этот день: Висковатый, Фуников, Булга¬
ков, Шапкин, Степанов1. «Эти лица и их соучастники, — ука¬
зывает С. Б. Веселовский, — действительно записаны в сино¬
дике, записаны в одном месте и почти в том же порядке* в
каком поименовал их Шлихтинг» 2. Следует отметить, что в текст синодика помимо пяти глав¬
ных дьяков занесен полный список лиц, казненных в
Москве в связи с завершением новгородского «изменного де¬
ла». Как свидетельствуют современники, во4 время массовых
казней в Москве погибло от 116 до 130 человек3. Через три
дня, 27 июля 1570 г., рассказывает Шлихтинг, опричники
казнили 9 детей боярских, а затем 80 человек—жен и детей
новгородцев, погибших 25 июля. Записи об этих избиениях
мы находим в синодике, текст которого распадается на три
списка: в первом из них записаны 6 главных московских дья- 1 А. Шлихтинг. Новое известие, стр. 46. 2 С. Б. Веселовский. Указ, соч., стр. 344. Наблюдение С. Б. Ве¬
селовского как бы продолжил Л. М. Сухотин, выпустивший свою работу
в том же году. «В синодике Кирилло-Белозерского монастыря казненные
в Москве в эти дни (имеются в виду казни новгородцев 25 июля и рас¬
права с членами их семей в ближайшие дни. — Р. С.) записаны кряду.
Я имею в виду запись имен начиная с Никиты Фуникова, Ивана Вискова-
того... и т. д., всего около 170 имен, вплоть до имени Алексея Басманова».
(См. Л. М. Сухотин. К пересмотру вопроса об опричнине, VII—VIII.
Белград, 1940, стр. 171—172). Никакого вывода из своего наблюдения
Л. М. Сухотин не сделал, поскольку он вовсе не занимался синодиком
в источниковедческом плане. 3 См. А. Шлихтинг. Новое известие, стр. 46; Пискаревский летопи¬ сец, стр. 78; Г. Ш т а д е н. Записки, стр. 92. 260