Опричный террор

Скрынников Р.Г. Опричный террор. -Издательство Ленинградского Университета, 1969

Настоящая книга завершает исследование автора по истории опричнины. В данной книге основное внимание уделено раскрытию механизма массового террора 1569-1572 гг., установлению причин отмены опричнины, выяснению вопроса о социальных и экономических последствиях опричнины в ее историческом значении. Образование опричнины ознаменовало собой своего рода верхушечный политический переворот, имевший целью утвердить принципы самодержавного правления в рамках ограниченной монархии в ущерб традиционным привилегиям аристоркратического боярства, непосредственно участвовавшего в управлении государством.

OCR
ности, к Числу которых принадлежал Великий Новгород, «лик¬
видация обособленности и экономического могущества Нов¬
города являлась необходимым условием завершения борьбы
с политической раздробленностью страны», разгром Новго¬
рода подвел финальную черту под длительной борьбой за
объединение русских земель под властью московского пра¬
вительства *. Приведенное объяснение смысла и значения «новгород¬
ского дела» едва ли справедливо. Со времени ликвидации
Новгородской феодальной республики Великий Новгород во¬
шел в состав Русского государства окончательно и беспово¬
ротно. Новгород перестал быть оплотом феодальной раздроб¬
ленности с того момента, как московское правительство экс¬
проприировало все без исключения местное новгородское
боярство и купечество и водворило на экспроприированных
землях московских служилых людей — помещиков. Ни в од¬
ной земле мероприятия, призванные гарантировать объедине¬
ние, не проводились с такой последовательностью, как в Нов¬
городе. Ко времени опричнины в Новгороде прочно утверди¬
лись московские порядки. Москва неограниченно распоряжа¬
лась всем фондом новгородских поместных земель, постоянно
назначала и сменяла всю приказную и церковную админист¬
рацию Новгорода. Влияние главы новгородской церкви и
дьяков на местное управление заметно усилилось после
упразднения новгородского наместничества в начале 60-х гг.
Новгородский приказной аппарат, целиком зависевший от
центральной власти, был послушным инструментом в руках
монархии. То же самое можно сказать и относительно новго¬
родской церкви. В годы опричнины новгородский архиепископ
Пимен оказал много важных услуг царю и его опричной думе.
После отречения царя в январе 1565 г. он возглавил делега¬
цию, которая просила Грозного вернуться на престол и при- 1 См. А. А. Зимин. О политических предпосылках возникновения
русского абсолютизма. — В кн. «Абсолютизм в России (XVII—XVIII вв.)».
АН СССР, М., 1964, стр. 41, 45, 58. М. Н. Тихомиров указывает на нали¬
чие в источниках сведений об особой новгородской старине и вольностях
в XVI веке. По его мнению, некоторые гарантии новгородской вольности
(например, условия об отмене московских позвов, о сохранении старых
судебных порядков, о военной службе новгородцев в пределах их земли),
данные Иваном III Новгороду при ликвидации новгородской независимо¬
сти в 1478 г., сохранились до времени новгородского восстания 1650 г.,
хотя и подверглись изменениям. (См. М. Н. Тихомиров. Россия в XVI
столетии. Л$/., 1962, стр. 281—282). Отметим, что московское правитель¬
ство не выполнило главного своего обещания о сохранении за местными
феодалами их земель: новгородские землевладельцы (бояре, купечество)
были в массовом порядке выселены из Новгорода. Вместе с ними исчез
сам субъект гарантий 1478 г. Пожалованные местным новгородским фео¬
далам гарантии некоторых их старинных прав, естественно, не относились
к новым московским помещикам, водворившимся в Новгороде в конце
XV в.