Опричный террор

Скрынников Р.Г. Опричный террор. -Издательство Ленинградского Университета, 1969

Настоящая книга завершает исследование автора по истории опричнины. В данной книге основное внимание уделено раскрытию механизма массового террора 1569-1572 гг., установлению причин отмены опричнины, выяснению вопроса о социальных и экономических последствиях опричнины в ее историческом значении. Образование опричнины ознаменовало собой своего рода верхушечный политический переворот, имевший целью утвердить принципы самодержавного правления в рамках ограниченной монархии в ущерб традиционным привилегиям аристоркратического боярства, непосредственно участвовавшего в управлении государством.

OCR
1568 г. В числе их были главный поместный дьяк П. Михай¬
лов, главный посольский дьяк А. Васильев и разрядные дья¬
ки Андрей и Василий Щелкаловы К В соответствии с тради¬
цией, сложившейся в 60-х гг., в состав Боярской думы посто¬
янно входили руководители четырех-пяти важнейших Прика¬
зов1 2. Они докладывали на заседаниях думы внутренние к
внешние дела государства, составляли документацию. Образование внутри Боярской думы отдельной куриц
думных дьяков явилось результатом централизации государ¬
ственного управления и развития приказного аппарата. Дум¬
ные приказные люди были по преимуществу выходцами из-
мелкого дворянства. Из служилой мелкоты набирались не
только дьяки, но и многие подьячие, служившие средним
звеном приказного аппарата управления3. Но дворянство не
могло удовлетворить полностью потребности государствен¬
ного аппарата в грамотных и образованных людях. Процент
неграмотных в среде провинциального дворянства и даже
столичной знати был очень высок4. Поэтому правительство
нередко привлекало на службу грамотное торгово-посадское
население, в особенности богатое купечество5. Служба в при¬
казах открывала незнатным, но способным, выходцам из дво¬
рян и богатых купцов доступ к высшим государственным
должностям. 1 Сб. РЙО, т. 71, стр. 564—565. 2 В 80-х гг. XVI в. в Боярской думе заседали глава Посольского при¬
каза, двое дьяков Разрядного приказа, глава Поместного приказа и глава
Казанского дворца. (См. Д. Флетчер. О государстве Русском, стр. 46,
47, 54). Подобный порядок сохранился и в начале XVII в., когда в думу
входили четверо думных дьяков:* посольский, двое разрядных (Большого
Московского и Новгородского Разрядов) и поместный, но зато отсутство¬
вал дьяк Казанского дворца. (См. АИ, т. II, № 355, стр. 422). Позже
Г. Котошихин отметил, что постоянными членами Боярской думы бывают
3—4 дьяка, а больше 4 не бывает. (См. Г. Котошихин. О России цар<
ствования Алексея Михайловича, стр. 23). 3 Главный казначей Н. А. Фуников-Курцев происходил из мелких пе¬
реяславских вотчинников. В новгородской дьяческой избе к 1570 г. слу¬
жили главные дьяки А. В. Безсонов (из дворянской семьи Монастыревых)
и К. В. Румянцев (из детей боярских), подьячие Г. Палицын, П. Рязан¬
цев, А. Савуров и еще десяток других лиц из мелких новгородских по¬
мещиков. Только в отдельных, очень редких случаях высшие посты в при¬
казной иерархии занимали, в силу исключительных дарований, выходцы из
простонародья. Такими были известный сподвижник Адашева дьяк
И. Г. Выродков и печатник И. М. Висковатьгй. 4 «Грамоте не умели» и не могли расписаться за себя такие столпы
приказного управления, как бояре И. В. Меньшой Шереметев, И. Я. Че¬
ботов, печатник Р. В. Алферьев. (См. А. А. Зимин. Земский собор
1566 г. — «Исторические записки», т. 71, 1961, .стр. 200, прим. 25). 5 В Новгороде «большим» дьяком долгое время служил глава бога¬
тейшей новгородской купеческой фамилии Ф. Д. Сырков. Вторым казна¬
чеем в течение 17 лет служил богатый купец X. Ю. Тютин, родом из Ви¬
зантии. 245 XT'- tv .r. • *