Опричный террор

Скрынников Р.Г. Опричный террор. -Издательство Ленинградского Университета, 1969

Настоящая книга завершает исследование автора по истории опричнины. В данной книге основное внимание уделено раскрытию механизма массового террора 1569-1572 гг., установлению причин отмены опричнины, выяснению вопроса о социальных и экономических последствиях опричнины в ее историческом значении. Образование опричнины ознаменовало собой своего рода верхушечный политический переворот, имевший целью утвердить принципы самодержавного правления в рамках ограниченной монархии в ущерб традиционным привилегиям аристоркратического боярства, непосредственно участвовавшего в управлении государством.

OCR
С учреждением опричнины этот чин получил малознатный
дворянин князь А. И. Вяземский, ставший одним из руко¬
водителей опричной думы *. Фактически именно оружничие
стали первыми думными дворянами опричнины. Руководители дворцового Постельного приказа вошли в
думу до опричнины2. После отставки И. М. Вешнякова по¬
стельничими служили Я. В. Волынский (1562—1563 гг.),
В. Ф. Наумов (1564—1565 гг.) и, наконец, Д. И. Годунов
(1567—1572 гг.) 3. Постельный приказ, ведавший дворцовой
охраной и расследованием всевозможных «тайных дел», чрез¬
вычайно расширил свои функции в годы опричнины, в осо¬
бенности при Годунове4. Стремительное возвышение Году¬
новых, породнившихся с Малютой Скуратовым, начинается
как раз со времени службы Д. И. Годунова в постельничих. Ясельничие служили в дворцовом Конюшенном приказе
в качестве помощников конюшего-боярина5. Они вошли в Бо¬
ярскую думу, по-видимому, не ранее начала 60-х годов6.
Можно установить, что ясельничий П. В. Зайцев стал чле¬
ном боярской судной комиссии и сидел «в суде у бояр» во * 1 2 3 4 5 6царских доспехах: топорах, саадаках, копьях, рогатинах и сулицах. Во
время походов оружничие ездили за царем «с шеломом». 1 После падения Вяземского службу/оружничего исполняли опричник
кн. И. М. Тевекелев (рында «з шеломы з доспехи» в мае 1571 г. и весной
1572 г.), а затем царский родственник К. В. Собакин («с шеломом» зи¬
мой 1572—1573 гг.). (См. Разряды, лл. 368, 458 об., 469 об.; ДРВ, т.
стр. 55). В 1577—1578 гг. царь пожаловал чин оружничего новому лю¬
бимцу Б. Я, Бельскому, который был влиятельнейшим членом думы в по¬
следние годы жизни Грозного. (См. Разряды, лл. 491, 513 об,). 2 В Дворовой тетради 1552 г. постельничие записаны в список думных
чинов после казначеев, но ранее печатника. (См. ТКТД, стр. 114*—115).
В Разряде 1553 г. Вешняков и Адашев названы стряпчими, которые
«были в избе з бояры». (Разряды, л. 202). В летописной интерполяции
60-х гг. оба стряпчих именуются уже дворянами, которые «были у госу¬
даря в думе». (ПСРЛ, т. XIII, стр. 523). 3 См. Витебская старина, т. IV, стр. 38; Описи царского архива,
стр. 49; Разряды, лл. 338, 458, 467.об., 491. Во главе Постельного при¬
каза стояли обычно два лица. При Д. И. Годунове помощниками постель¬
ничего были сначала П. Квашнин (1567 г.), позже—И. Д. Овцын
(1572 г.), Я. Д. Мансуров (1573 г.) и И. В. Милюков (1574 г.). (См.
Разряды, лл. 338, 458, 467 об., 491). Однако но своему влиянию младшие
постельничие далеко уступали старшему. В 1573 г. Я. Д. Мансуров полу¬
чал весьма невысокий денежный оклад в 40 рублей. (Д. Н. Алыниц.
Новый документ, стр. 21). 4 Постельничие «дозирали» и «росказывали» стольников, стряпчих и
жильцов, несших охрану дворца и ночную стражу, ведали многочислен¬
ным штатом дворцовой прислуги и царским гардеробом. (См. А>И, т. II,
№ 355, стр. 423). 5 Ясельничие ведали стремянными конюхами и всей царской конюш¬
ней. (АИ, т. II, № 355, стр. 424). Л 6 В Дворовой тетради 1552 г. имя ясельничего не значится в списке
думных чинов. В то время эту должность занимал В. Г. Дровнин, участ¬
ник походов 1553, 1555, 1556 гг. Его помощниками были П. Вешняков
и И. В. Тургенев. (Разряды, лл. 202, 222, 232). 240