Опричный террор

Скрынников Р.Г. Опричный террор. -Издательство Ленинградского Университета, 1969

Настоящая книга завершает исследование автора по истории опричнины. В данной книге основное внимание уделено раскрытию механизма массового террора 1569-1572 гг., установлению причин отмены опричнины, выяснению вопроса о социальных и экономических последствиях опричнины в ее историческом значении. Образование опричнины ознаменовало собой своего рода верхушечный политический переворот, имевший целью утвердить принципы самодержавного правления в рамках ограниченной монархии в ущерб традиционным привилегиям аристоркратического боярства, непосредственно участвовавшего в управлении государством.

OCR
гированной опричной гвардии, укомплектованной служилы-
ми людьми нескольких «избранных» уездов и противопостав¬
ленной всей остальной массе земского дворянства. Оприч¬
нина расширила фонды поместных земель в пределах оприч¬
ных уездов. Она открыла незнатному, худородному дворян¬
ству доступ к высшим постам в аппарате управления и Бояр¬
ской думы. Некоторые ее стороны заключали как бы в заро¬
дыше все последующее развитие дворянско-бюрократической
абсолютной монархии. Но опричнина обнаружила тот факт,
что в XVI в. среднее и мелкое дворянство еще не обладало
ни моральными и политическими потенциями, ни достаточ¬
ным образованием и влиянием, чтобы оттеснить боярскую
аристократию от кормила управления и занять ее место. Свое
выступление на исторической арене «худородные» дворяне-
преторианцы ознаменовали лишь кровавыми бесчинствами,
грабежом и всякого рода злоупотреблениями. В период опричнины дворянство не выдвинуло из своей
среды ни одного реформатора типа Пересветова или Ада¬
шева. Ее героями были всесильный палач Малюта Скуратов
и целая плеяда подобных же временщиков от веселого цар¬
ского сотрапезника Васьки Грязнова до безграмотного канц¬
лера и печатника Романа Алферьева. Политический вес дворянства в период опричнины замет¬
но возрос. Впервые дворяне получают более широкое и по¬
стоянное представительство в" высших органах управления:
Боярской думе и Земских соборах. До середины XVI в. в Бо¬
ярскую думу спорадически входили отдельные представители
дворянства из числа великокняжеских фаворитов, руководи¬
телей царских канцелярий и др.1. Обычно им жаловали ка¬
кой-нибудь дворцовый чин или в виде исключения представ¬
ляли один из высших думных титулов2. Согласно официаль¬
ным дворовым спискам начала 50-х гг., в состав Боярской
думы входили следующие чины: бояре, окольничие, оруж-
ничий, дворецкие, казначеи, печатник и, возможно^ постель¬
ничие3. Высшие думные чины, включая чин оружничего, дво¬
рецких и казначеев, получали, по общему правилу, лишь
представители первостатейной знати. Низшие думные чины
получали иногда представители рядового дворянства4. В пе¬ 1 См. Н. П. Лихачев. Думное дворянство в Боярской думе XVI
столетия. — Сб. Археологического института, т. VI. СПб., 1896, стр. 8. 2 Известный фаворит Василия III дворянин И. Ю. Шигона Поджегин
носил чин тверского дворецкого. (См. ПСРЛ, т. XIII, стр. 412). А. Ф. Ада-
ше© в начале 50-х гг. именовался стряпчим, «а был в избе з бояры». За¬
тем он получил чин окольничего. (Разряды, л. 202). 3 ТКТД, стр. 54—55, 111—115. 4 В Дворовой тетради 50-х годов записаны члены думы тверской дво¬
рецкий Н. А. Курцев, углицкий дворецкий И. Г. Выродков, младший каз- 238