История

Опричный террор

Скрынников Р.Г. Опричный террор. -Издательство Ленинградского Университета, 1969

Настоящая книга завершает исследование автора по истории опричнины. В данной книге основное внимание уделено раскрытию механизма массового террора 1569-1572 гг., установлению причин отмены опричнины, выяснению вопроса о социальных и экономических последствиях опричнины в ее историческом значении. Образование опричнины ознаменовало собой своего рода верхушечный политический переворот, имевший целью утвердить принципы самодержавного правления в рамках ограниченной монархии в ущерб традиционным привилегиям аристоркратического боярства, непосредственно участвовавшего в управлении государством.

OCR
держанием стала теперь ликвидация старых форм государ¬
ственного управления, соответствовавших порядкам феодаль¬
ной раздробленности, и создание нового аппарата власти1.
По мнению И. И. Смирнова, наиболее активным сторонником
политики централизации в середине XVI в. выступило дво¬
рянство и в особенности высшая дворянская приказная бюро¬
кратия. «Процесс развития централизованного государства,—
пишет И. И. Смирнов, — находит свое главное и решающее
выражение не в изменении роли и значения Боярской думы*
а прежде всего в росте и развитии бюрократического аппа¬
рата— в росте роли и значения приказов и дьяков»2. Подоб¬
ная точка зрения представляется односторонней, поскольку
она не учитывает того, что централизация, ставшая полити¬
ческим фактом в конце XV—XVI вв., была осуществлена са¬
модержавием с Боярской думой и боярской аристократией*
иначе говоря, боярство явилось активным участником созда¬
ния централизованного государства в России. Объясняя роль
боярства в процессе государственной централизации*
Н. Е. Носов отметил наличие разнородных группировок в
среде правящей боярской аристократии: одна из этих груп¬
пировок, а именно старомосковская знать, издавна поддер¬
живала централизаторскую политику московских князей и
была заинтересована в укреплении самодержавия, тогда как
другая группировка, титулованная знать, стремилась в той
или иной форме сохранить свои былые привилегии3. Мнение
Н. Е. Носова встретило решительные возражения со стороны
А. А. Зимина, «...последние работы по истории государствен¬
ного аппарата и политической борьбы в XVI в., — пишет
автор, — показывают, что нельзя усмотреть «децентра-
лизаторские» тенденции, стремление воскресить времена фео¬
дальной раздробленности ни у одной из групп княжеско-бо¬
ярской знати. Речь может идти лишь о борьбе за различные
пути централизации государства»4. Согласно этой точке зре¬
ния, могущественная феодальная аристократия, осуще¬
ствлявшая свое политическое господство в период феодаль¬
ной раздробленности, превратилась в XVI в. р поборницу мо¬
сковской централизации. Можно согласиться с тем, что на протяжении XVI в. выс¬
шая боярская аристократия не предпринимала никаких по¬
пыток к воскрешению политической раздробленности, вос- 1 И. ,И. Смирнов. Очерки политической истории Русского государ¬
ства 30—50-х годов XVI века. М.—Л., 1958, стр. 3. 2 Там же, стр. 157. 3 Н. Е. Носов. Очерки по истории местного управления Русского
государства первой половины XVI века. М.—Л., 1957, стр. 308, 313. 4 А. А. Зимин. О политических предпосылках возникновения рус¬
ского абсолютизма. — В сб. «Абсолютизм в России (XVII—XVIII вв.)».
«Наука», М., 1964, стр. 23. 224