История

Опричный террор

Скрынников Р.Г. Опричный террор. -Издательство Ленинградского Университета, 1969

Настоящая книга завершает исследование автора по истории опричнины. В данной книге основное внимание уделено раскрытию механизма массового террора 1569-1572 гг., установлению причин отмены опричнины, выяснению вопроса о социальных и экономических последствиях опричнины в ее историческом значении. Образование опричнины ознаменовало собой своего рода верхушечный политический переворот, имевший целью утвердить принципы самодержавного правления в рамках ограниченной монархии в ущерб традиционным привилегиям аристоркратического боярства, непосредственно участвовавшего в управлении государством.

OCR
и у его детей не вступается у нево ничем»1. Вотчина Глин¬
ского была очень велика. Только в одной из его волостей
селе Площево числилось 5364 четверти пашни2. На положении «служилых князей» находились некоторые
знатные выходцы из Кабарды, Адыге и Молдавии. Самый
видный из них, царский шурин Салнук-мурза, в крещении
Михаил Черкасский, получил из казны обширную вотчину в
Гороховце на Клязьме. По мнению ряда исследователей, он
владел Гороховцем на удельных правах3. Черкасский был
опричником и номинально возглавлял опричную думу. Знат¬
ные выходцы из Молдавии и Валахии Илья и Богдан Радее-
вы (50-е гг.), Радун и Стефан (1572 г.) получили в России
земли из казны как «служилые князья»4. Валашский госпо¬
дарь Богдан Александрович, прибывший на Русь в 1574 г.,
получил выморочное Луховское удельное княжество, прина¬
длежавшее ранее князьям Бельским. Несколько крупных владений удельного типа возникло на
Руси в связи с Ливонской войной. В 1560 г. при капитуляции
Феллина русским войскам сдался престарелый магистр Ли¬
вонского ордена Фюрстенберг, получивший щедрые обещания
от имени Грозного. По прибытии магистра в Москву царь
пожаловал его «городом Любимом с волостьми в вотчину»5.
По свидетельству Курбского, «град на Москве» дан был плен¬
нику «до живота его»6. В 1567 г. опричная дипломатия вы¬
двинула проект возрождения Ливонского ордена под эгидой
России, однако Фюрстенберг отверг предложение вернуться
в Ливонию, предпочитая остаться в Любиме7. Любимовская
вотчина-удел продолжала существовать в годы опричнины
вплоть до смерти магистра. В 1570 г. претендентом на ливонскую корону выступил
брат датского короля герцог Магнус, владетель острова
Эзель. Магнус обязался занять крупнейшие крепости и пор¬
ты Ливонии Ревель и Ригу. В свою очередь Грозный обещал
передать ему все русские владения в Ливонии. После подпи¬
сания договора с царским послом опричником П. В. Зайце¬
вым в Москве Магнус был провозглашен королем Ливонии и 1 ДДГ, стр. 443. 2 См. С. А. Шумаков. Обзор грамот коллегии экономии, вып. IV,
№ 1404, стр. 509. 3 См. А. А. Зимин. Опричнина, стр. 363. В Гороховце сидели двое
слуг Черкасского, управлявшие его вотчинами. (См. Грамоту кн. М. Т. Чер¬
касского к его слугам в Гороховец. — С. М. Каштанов. Хронологиче¬
ский перечень, стр. 171). 4 ТКДТ, стр. 118; Описи царского архива, стр. 31, 42. Разряды, л. 458. 5 ПСРЛ, т. XIII, стр. 333. 6 А. Курбский. История.-г-РИБ, т. XXXI, стр. 258. 7 Г. Ш т а д е н. Записки, стр. 88—89. По свидетельству Штадена,
Фюрстенберг получил Любим в держание, zum Underhalt. (Там же,
стр. 125). Совладельцем Любима был пленный дерптский епископ Герман. 209 14 Ученые записки, том 374