Опричный террор

Скрынников Р.Г. Опричный террор. -Издательство Ленинградского Университета, 1969

Настоящая книга завершает исследование автора по истории опричнины. В данной книге основное внимание уделено раскрытию механизма массового террора 1569-1572 гг., установлению причин отмены опричнины, выяснению вопроса о социальных и экономических последствиях опричнины в ее историческом значении. Образование опричнины ознаменовало собой своего рода верхушечный политический переворот, имевший целью утвердить принципы самодержавного правления в рамках ограниченной монархии в ущерб традиционным привилегиям аристоркратического боярства, непосредственно участвовавшего в управлении государством.

OCR
получили обширные поместья в земской Шелонской пятине.
В их числе были окольничий В. И. Умной, М. Т. Плещеев,
Б. Я. Бельский, П. Григорьев, Б. В. Воейков и другие. В той
же пятине наряду с дворовыми испомещены были в те же ме¬
сяцы и земцы, в их числе известный земский боярин
Н. Р. Юрьев Местные помещики Шелонской пятины в по¬
давляющем большинстве сохранили свои владения вплоть до
того времени, когда Шелонь была взята в 1575 г. в удел. По списку 1573 г., «новый двор» имел традиционную струк¬
туру. Из всех записанных в нем служилых людей (числом
671 человек) около трети (226 человек) получали жалованье
как дворовые. Все прочие числились как городовые («дети
боярские, которым государево денежное жалованье з горо-
ды»). К первой категории принадлежали думные чины, го¬
ловы и т. д. вплоть до дворовых подьячих* и писцов. Их окла¬
ды колебались от 600 до 5 рублей. Ко второй категории при¬
надлежали городовые дети боярские, получавшие от 14 до
3 рублей жалованья. Самый низший разряд дворовых составляли дворовые
приказные люди, прислуга и мастера, служившие в четырех
дворцовых приказах — Постельном, Бронном, Конюшенном
и Сытном. По случаю свадьбы Магнуса царь захватил с со¬
бой в Новгород 1223 дворовых из названных приказов* 1 2. После отмены опричнины дворцовые приказы пополнились
земскими дворовыми людьми, но в целом их штаты не пре¬
терпели существенных перемен3. Правительство не имело ни наместником Ивангородским, и только кн. Б. Д. Тулупов носил титул
наместника опричной Старой Руссы. (См. В. Новодворский. Указ,
соч., Приложение, стр. 8—9). 1 Д. Я. Самоквасов. Архивный материал, т. I, ч. 2, стр.. 59—60,
65—66, 76, 77—78; 61—62; 58—59; 70. 2 Царь мог забрать в Новгород лишь часть дворцовой прислуги. Об¬
щая численность штатной дворцовой прислуги в столице и дворцовых
селах составляла, вероятно, не одну, а много тысяч людей. Отметим, что
в Списке 20 марта целиком отсутствуют штаты сокольничего и ловчего
.приказов. Очевидно, царю не было нужды везти в Новгород многочислен¬
ное охотничье ведомство, насчитывавшее много сотен псарей и дворовых. 3 Не позднее августа 1572 (7080) г. в состав Сытного двора была
зачислена большая группа «новиков», сытников и подключников. (См.
Д. Н. Алыпиц. Новый документ, стр. 54, 55, 59). Из земского Большого
дворца на службу в «новый двор» перешел ключник М. Недюрев, возгла¬
вивший Сытный дворец. В ведомости 20 марта под заголовком «Сытного
дворца» записан «путный ключник» Меншик Недюрев. «Государева ему
жалованья в земском 50 рублев, а в опричнине ему оклад не бывал».
Второй «путный ключник», бывший опричник В. Матисов получал вдвое
меньший оклад. (См. Д. Н. Алыпиц. Новый документ, стр. 51). Сытный
дворец пополнился дворовыми людьми царевичей Ивана и Федора. Еще
до учреждения опричнины Грозный выделил сыновьям двор в Кремле,
который считался земским. Люди этого двора служили «у царевичев, а
государево жалованье имали в Большом приходе», т. е. в земщине. (См.
Д. Н. Альшиц. Новый документ, стр. 54, 57, 61). 188